Полнолуние с ментолом

(рассказ)

Глава 6

Девушка вернулась быстро, зажав между пальцами маленький пакетик. Приблизившись же, помахала им перед моим лицом, словно дразнила.

Я не сразу сообразил, что это такое. Сначала мне показалось, что это презерватив, но когда она раскрыла его, по комнате разнесся аромат мяты и ментола, да такой сильный, что у меня пошла кругом и до этого кружившаяся от возбуждения голова.

Снова усевшись верхом, она медленно и демонстративно раскачиваясь из стороны в сторону, театральным жестом разорвала упаковку и эффектно отправила в рот конфету, напоследок эротично и призывно облизав пальцы. Обитавший внутри меня хищник, уже готов был накинуться и порвать ее не куски. Но она опередила мой порыв, повалившись вперед, касаясь сосками моей груди, щекоча волосами шею. Ее влажные губы припали к моим и в рот хлынул резкий, терпкий ментоловый вкус. Наши языки встретились. Я нащупал внутри у нее круглый конфетный шарик, и хотел было перекатить его к себе, но она не отдала. Тут же отстранившись, выпрямилась и одарила меня в ответ извиняющейся улыбкой.

‒ Это и есть твои волшебные леденцы? ‒ зачем-то спросил я, хотя мог бы и сам догадаться.

‒ Да-а, ‒ игриво протянула она, ‒ тебе нравится?

‒ Запах да, а вкус нет, слишком резкий, почти горький, ‒ ответил я правдиво.

‒ Погоди, ты еще не до конца их распробовал. Тебе понравится, обещаю.

С этими словами она изящно, точно змейка, скользнула вдоль моего тела вниз, к бедрам и припала к ним лицом ‒ сначала одной щекой, потом другой. Ее волосы рассыпались с двух сторон по бокам, приятно щекоча кожу и нервы. А ее губы, такие мягкие и исполнительные, принялись за работу. Маленький кулачок плотно обхватил мой восставший фаллос и синхронно с губами совершал ритмичные движения от вершины вниз до основания, потом справа налево… и обратно… и снова вверх, до самых высот блаженства.

Приподняв голову, я наблюдал за ритмичностью ее действий, желая доставить себе еще и зрительное удовольствие. Прелестная головка поворачивалась на моем члене из стороны в сторону, точно умелый пловец, "выныривая из морской пучины", поднимаясь вверх так, что я мог любоваться ее лицом: сияющими глазами с длинными ресницами, втянутыми внутрь щечками, вздернутым носиком. Затем она резко уходила вниз, до упора, погружая меня в такие глубины сдавливания, что я был близок к потере сознание. Когда ее губы касались основания, тонкие пальчики легонько хлопали по лобку и в такт движениям натягивали кожу, а язычок при этом умудрялся доставить прохладно-мокрую радость яичкам.

Я утопал в переливах дивных ощущений. Волнообразно прокатываясь по телу, сменяли друг друга то горячий зной пустыни от пышущей жаром ладошки, то прохлада озерной воды, в которую окунали мой член ее влажные мятные губы. Холодок ментола, начав свое путешествие с головки, быстро разносил повсюду острое, судорожно-жгучее наслаждение. Доселе неведомый мне ментоловый эффект своей прохладой усиливал контраст моего горячего тела.

Но когда моя страсть на вершине блаженства уже приняла низкий старт чтобы вырваться наружу, девушка вдруг резко откидывалась назад, соскальзывала с лингама с вакуумным хлопком, переводя дух и набирая в легкие очередную порцию воздуха для нового погружения. При этом она, задыхаясь, шептала:

‒ Нет-нет…, потерпи, милый…, потерпи. Не спеши, не торопись… Не хочу, чтобы всё произошло быстро…, хочу подольше подразнить тебя…, подольше продлить удовольствие…

Это были необыкновенные, незабываемые мгновения, переливы и перекаты восторга, никогда ранее мною не испытанные. Я словно раскачивался в бешенном ритме качелей, взлетая до небес, на миг замирая в высшей точке, вот-вот готовой перелиться через край, но так и не достигнув нирваны, стремительно откатывался обратно, чтобы в следующий миг повторить весь цикл восторгов заново.

А девушка, точно искуснейший дирижер, мастерски управляла процессом. Такого виртуозного исполнения мне не доводилось познать ранее. У меня кружилась голова. Временами я проваливался в бездну, а через минуту уже парил в облаках с птицами и ангелами, купаясь в лучах райского наслаждения.

Я больше не видел ее лица. Лишь откуда-то издалека долетали слова какого-то далекого, неземного существа, обращавшиеся ко мне:

‒ Ну давай же, милый, давай! Пролейся в меня нежностью, страстью, истомой. Пролейся, прошу. Хочу испить твою нежность всю, до последней капли…

Меня не нужно было просить дважды. Я и сам уже не в силах был больше терпеть эту пытку эросом, схватил ее голову двумя руками и с силой прижал к бедрам, удерживая в таком положении, не давая и не оставляя возможности вырваться.

Тотчас же гигантская, океанская волна накрыла меня, разрывая на части беспомощное, распластавшееся на постели, извивающееся в блаженных конвульсиях тело. И стон, судорожно переходящий в крик, заполнил комнату, вырываясь за ее пределы, растворяясь и затухая на просторах ночного города. Это был ядерный взрыв и вынос мозга. Я отключился… Луна, лукаво подмигавая, одарила меня счастливой улыбкой…

Предыдущая страница:
Следующая страница: