Полнолуние с ментолом

(рассказ)

Глава 8

На работу, по случаю спешки, я поехал самым коротким путем, а к станции "с леденцами" – как я про себя называл ее – решил зарулить вечером. Если повезет и девушка-конфетка будет свободна и не будет против, то заберу ее к себе еще на одну ночь.

День пролетел незаметно. Все Томкины пирожки сегодня достались мне. Их было пять, но один она отложила на обед для себя. А в придачу к пирожкам, еще и чай заварила, всё причитая, что я без жены совсем изголодался. Не знаю, какой именно голод она имела ввиду. Я на ее болтовню особого внимания не обращал. Целый день предвкушал сегодняшнюю встречу возле станции метро.

Даже подумал, что, пожалуй, надо цветы купить. Потом еще представил, что постою с нею еще с полчаса – час, если окажется, что леденцы не все распроданы. А что? Это прикольно. Я, экономист высокого уровня, продаю самодельные леденцы на выносном столике возле станции метро. Вот бы меня кто-то из знакомых увидел за этим занятием. Я внутренне рассмеялся.

Да не буду я там стоять с ее дурацкими леденцами. Схвачу в охапку вместе со столиком и привезу к себе домой и больше не отпущу от себя. И не будет она больше продавать их в жару и в холод, в дождь, снег или ветер.

Задерживаться я сегодня не собирался. Первый намылил лыжи, как только стрелка часов подкатила к отметке 18.00. Так спешил, что зацепил стул, и тот с грохотом повалился на пол, отчего весь отдел дружно уставился на меня: кто с улыбкой, кто с недоумением, а кто и вопросительно. Но к этому моменту я уже садился в машину.

На перекрестке я все же купил цветы – три шикарные розы, необыкновенно теплого оттенка и, предвкушая радостную встречу, свернул на знакомую улицу. Остановился, как и прошлый раз, на противоположной стороне и огляделся. В час пик возле станции толпилось много народу, все суетливо перемещались по направлению входа и обратно. Из-за их спин мне не видно было того места, где она стояла вчера.

Я вылез из машины, взял розы и бодро-счастливым шагом пересек улицу...

Девушки с леденцами на прежнем месте не было.
Я в растерянности оглянулся. Меня обходили и толкали спешившие по своим делам, а скорее всего, домам прохожие, поднимая воротники и раскрывая зонтики, так как начал накрапывать дождик, обещавший перерасти в серьезный осенний ливень.

Я обошел здание метро по кругу и вернулся в исходную точку, снова огляделся, будто за время моего пятиминутного отсутствия ситуация могла координально измениться. Но нет, ничего не изменилось. По прежнему суетливо входили и выходили люди, хлопая зонтами. Шуршали по асфальту проезжавшие мимо автомобили, только ЕЁ не было в этом размеренном ритме.

Прямо напротив того места, где я сейчас находился, стоял киоск "Шаурма", в котором проворно работали парень и девушка, оба "кавказской национальности".

С их окошка очень хорошо просматривалось то место, где стоял столик с леденцами. Эти двое просто не могли ее не видеть. Я спросил. Оба недоуменно пожали плечами и переглянулись между собой, а потом синхронно, словно по команде отрицательно замотали головами.

‒ Не видели? Сегодня не видели? А вчера? Вы вчера не работали? А кто работал? Не ваша смена? Ну, а сегодня она была? Не видели? – я вдруг сообразил, что задаю одни и те же вопросы по второму кругу. Чертыхнулся и отошел в сторону.

Немного дальше был еще газетный киоск. Но продавщица только сочувственно посмотрела на меня, сказала, что девушку с леденцами она вообще никогда не видела, хотя давно здесь работает, а потом, извинившись, добавила, что ей уже пора закрываться.

Я отошел, все еще вертя в руках теперь совершенно бесполезный букет. Постояв несколько минут, беспомощно озираясь, вдруг испугался, что никогда больше ее не увижу. Не знаю, почему нахлынуло на меня такое чувство. Оно накатило каким-то темным ужасом из-за угла, из темноты дождливой осенней ночи. Я поднял голову, в надежде увидеть на черном покрывале неба яркий диск Луны, но увы… По чернеющей глади плыли еще более мрачные грозовые тучи. Значит это всё-таки сон, моя фантазия, явившаяся из мире ирреальности. Жаль…

Нервно сжал кулак и сразу получил укол розовым шипом. Тут только заметил букет в своих руках и возникло желание его кому-то вручить. Прохожие вокруг шли суетливо, а хватать за рукав первую попавшуюся тетку, набегу всучивая ей цветы, мне как-то не хотелось.

Остановил свой выбор на девушке "кавказской национальности", продающей шаурму. Уже сделал было пару шагов в ее направлении, как из-за киоска Печати вышла пожилая женщина-киоскиор и, проходя мимо, вежливо и участливо, почти по-матерински, вдруг обратилась ко мне:

‒ Не нашли свою девушку?

‒ Нет, не нашел, – и добавил тихо, обращаясь к самому себе. ‒ Я даже не знаю, а была ли она.

‒ Ну ничего, Вы только верьте, и она обязательно отыщется. А я, если завтра или когда-нибудь в другой день её увижу, обязательно скажу, что вы ждали.

‒ Спасибо Вам. Вот, возьмите, за Вашу доброту, – ответил я с грустной ухмылкой, отдавая ей букет, и заторопился прочь, чтобы она в рамках приличия и ложной скромности не успела от него отказаться.

Сел в машину и долго не мог прийти в себя. Всё-таки это был сон. Как же я мог так промахнуться. Принял его за реальность и ходил целый день, как дурак, весь сияя от счастья, в предвкушении новой встречи.

Добрался домой на автопилоте, особо не различая дороги…

Прошлепал босыми ногами в кухню и устало опустился на табурет. Вспомнил, что собирался заехать в супермаркет за продуктами, но… теперь уже поздно было об этом сожалеть. Выходить опять на улицу под дождь, в холодную промозглую ноябрьскую ночь мне не хотелось. Решил, что не умру до завтра, если вместо плотного ужина, просто попью чай с бутербродами.

Электрочайник весело и шумно зафыркал, когда я наливал кипяток в чашку. На верхней полке холодильника, в расписанной под гжель масленице по-царски разлеглось сливочное масло, а засохшие кусочки голландского сыра, сиротливо скрючились рядом на блюдце.

Я соорудил себе пару бутербродов. Чай уже заварился, и я потянулся за сахарницей. Снял крышку.... На белоснежно-сахарной простыне покоился ментоловый леденец….

КОНЕЦ.

Предыдущая страница: