Глава 15

Ксюша возвращалась с побережья в корпус на автопилоте, машинально следуя за подружками, ничего не видя и не слыша вокруг. Полыхавший на ее лице пожар не желал тушиться даже прохладой ночного ветерка, под ласковые порывы которого она безрезультатно пыталась его подставлять. Она боялась оглянуться, спинным мозгом чуя, что Кирилл Андреевич идет следом, смотрит ей в спину. На узкой лестнице, ведущей с пляжа, по которой возвращались с дискотеки обитатели лагеря, обогнать кого-то не представлялось возможным, а ей так хотелось бросится со всех ног и бежать, не оглядываясь, первой домчаться до палаты, нырнуть в кровать и спрятаться под одеяло.

Добравшись до спальни, она быстро разделась и легла в постель. Не хотелось ни с кем разговаривать, разбирать по косточкам дискотеку, как обычно поступали девочки, делясь впечатлениями, обсуждая кто с кем и сколько раз танцевал, кто в кого влюблен и кто на кого смотрит. Она даже зубы чистить не стала, так спешила отстраниться от всех и остаться наедине со своими мыслями.

Ксюша лежала в постели, укрывшись с головой одеялом и думала, как она счастлива. Она первый раз в жизни танцевала с мужчиной, который среди стольких других девчонок выбрал и пригласил именно ее. Он танцевал весь вечер только с ней и так нежно держал ее. И от его рук исходили теплота и трепет.

Как было чудесно. Не то, что эти мальчики или Ромка. С ними не интересно, с ними как-то не так. Они не умеют. А он, он так обнимал ее во время танца. У него такие сильные, горячие руки. Он так приятно дотрагивался до нее, что по коже бегали мурашки и душа уходила в пятки и что-то необычное, новое опускалось вниз живота.

Она вспомнила, как он сжимал ее плечи, как нежно гладил по спине. И были так сладостны его прикосновение и хотелось чтобы это повторилось еще и еще.

"Какая я глупая. Разве так можно думать? Девушка должна вести себя скромно, а я мечтаю, чтобы он погладил меня. Интересно, что я почувствую, если он будет трогать мою грудь? Это, наверное, стыдно и страшно. Нет, вернее, страшно стыдно. Ой, я запуталась. Не смогу уснуть."

"Почему он выбрал именно меня и весь вечер танцевал только со мной и не отходил от меня ни на шаг? Даже Ленку отшил, хотя она к нему несколько раз напрашивалась. Очень некрасиво, когда девушка так на парня цепляется. Он ей отказывает, а она все равно набивается к нему. Я так никогда не буду делать."

"Ну что это может значить? Ведь на прошлой дискотеке он с Ле-ной танцевал. Потом она ему надоела и он на меня переключился. Не стоит придумывать то, чего нет. Завтра ему надоест со мной танцевать, и он еще какую-нибудь девочку пригласит для разнообразия."

"Все, буду спать! Подумаешь, красивый вожатый, по которому все девчонки в отряде вздыхают, кто явно, а кто тайно. Я не буду о нем вздыхать… Все, спать… Спать… Один слоник… Два слоника… Три слоника…"

Она попыталась отогнать навязчиво толпившиеся в голове мысли, заставить себя сосредоточиться на процессе засыпания, но не тут то было. Слишком много впечатлений, новых ощущений навалилось в одночасье. И это новое чувство, такое непонятное, пугающее и приятное.

"А когда я захлебнулась, он выхватил меня из воды и прижал к себе. И я чувствовала себя так спокойно в его руках, уверенно, защищенно. И это так чудесно, когда тебя обнимают, но не Ромка, а именно этот мужчина. У него сильные руки, а обнимает он нежно и в них столько мягкости и ласки."

"Ах, что за глупости. Я не должна так думать. Я всего лишь эпизод в его жизни, завтра ему понравится другая девушка, а я буду страдать из-за него и мучиться. Уж лучше сразу держаться подальше, чтобы потом не было обидно. Но ведь мне так хочется еще с ним потанцевать. Да, хочется, что с этим поделать? Почему я такая маленькая? Почему мне не 16 лет, как Даше или Марусе. Они уже взрослые. Или хотя бы 15, как Ленке. Он с ней танцует очень часто. Конечно, такая девушка больше нравится мужчинам, она красивая и чудесно танцует. Эх, почему меня родители не водили на танцы с самого детства, я бы тоже сейчас так умела. А то топчусь на месте, как парализованная. Даже стыдно."

Лежа под одеялом Ксюша мысленно разговаривала сама с собой, сама задавала вопросы и отвечала на них, ругала и оправдывала себя, сама с собой спорила, сама себе противоречила.

"Вот глупая, он же танцевал с тобой весь вечер и поцеловал ладошку, и благодарил за каждый танец и нежно разговаривал."

"Ну и что? Просто вежливый, просто джентльмен. А я себе понапридумывала чувства."

"Но ведь он так смотрит на меня, что мороз по коже идет."

"Все равно не стоит показывать ему, что нравиться мне. Это неприлично. Взять хотя бы Лену. Пристает к нему так откровенно, что уже все заметили, а сама ходит в палату к мальчикам… Потом хвастается, какой Лешка в постели гигант и как ей было с ним хорошо. Разве так любят?"

"А вот Даша с Марусей хорошие девочки. А Ромка? Он славный мальчик, но когда я с ним танцую, то мне холодно и неинтересно. А вот с Кириллом Андреевичем тепло, уютно, даже передать не могу, как хорошо, не хочется выбираться из его объятий, так приятно."

"Ничего этого нет. Это просто моя фантазия… Фантазия…" – подумала она засыпая.

Предыдущая страница:
Следующая страница: