Глава 18

Дискотека уже началась, когда Кирилл и вожатые других отрядов все еще "заседали" на совете, проводимом администрацией для подведения итогов дня, разбора полетов и планов на завтра. Вышел он из "главного штаба" в наполненный прохладой и морским бризом вечер, когда дискотека была уже в самом разгаре.

Танцевальное поле напоминало море, состоящее из пестрой, перекатывающейся, переливающейся массы танцующей детворы. Люминесцентная лампа пульсировала с частотой биения среднестатистического сердца, выхватывая из темноты ночи кадры, на секунду замиравшие в фосфоресцирующем свете и прятавшиеся во тьму, чтобы сменить картинку.

Кирилл занял свой привычный наблюдательный пост и быстрым взглядом сканируя танцующих, попытался отыскать среди них свое сокровище. Как бы не так. Еще и еще раз пробегая от одного лица к другому, Кирилл к своему глубокому огорчению отметил, что Вишенки среди танцующих нет.

Вожатый прекрасно знал место, где собирался его отряд – недалеко от сцены, возле большой правой колонки (наблюдательный пункт Кирилла находился напротив). Но среди присутствующих там ребят Ксюши тоже не оказалось. Он внимательно всматривался в знакомые лица, сомневаясь, не обманывает ли его зрение, не играет ли с ним злую шутку, воспользовавшись его тревогой.  На всякий случай, подогреваемый нарастающим волнением, взгляд Кирилла пробежал и группки других отрядов, зная, однако, что ее там быть не может. Но сознание требовало проверить все варианты.

Вишенки среди детей не было. Он встал на ноги и проделал всю процедуру просмотра заново, уже с высоты своего почти двухметрового роста.

"Она в корпусе, она не пришла на дискотеку. Это на нее не похоже. Танцы ей всегда нравились. Этот мальчик Рома здесь, болтает как ни в чем не бывало с ее подружками. Хорош ухажер, Ксюши нет, а ему и дела мало. Хотя, кто его знает, что там между ними произошло? Что-то я последнее время не замечал их вместе. А может, выдаю желаемое за действительное?"

И Кирилл быстрым шагом обошел корпус и прилегающую территорию, и площадку с качелями, и другие предполагаемые места ее дислокации. Все тщетно.

Грустно вернулся обратно. Настроение испортилось в считанные минуты. Взгляд с прогрессирующим беспокойством скользил по лицам, по лавочкам, деревьям, звездному небу, которого все равно не было видно из-за мигающих ламп.

Ди-джей Алексей пустил прожектор в пляс, включив поворотное устройство – его собственное изобретение и кустарное изготовление – и теперь узконаправленный луч света выхватывал с заданной периодичностью различные участки поля. Кирилл нервно следил за этим пучком фотонов, машинально составляя в уме математическую формулу и траекторию его движения.

Очередная вспышка пригвоздила его взгляд к дальнему краю танцплощадки, где окруженный только мраком ночи, мелькнул знакомый силуэт. Доли секунды, вырванной у темноты, хватило, чтобы осознать всем телом, всем своим существом, что это ОНА. И через мгновение Кирилл уже подходил, успокаивая дыхание и сдерживая готовое выскочить наружу сердце.

– Вишенка! – она вздрогнула от неожиданности и спинным мозгом почувствовав этот страх, Кирилл пожалел, что возник так внезапно и стал причиной ее испуга. – Не бойся, это я. Почему ты сидишь тут одна? Я тебя везде искал.

– Я просто не хочу ни с кем танцевать…, кроме… – тут она осеклась и слово "кроме" было произнесено почти шепотом, но внутренний психолог сразу связал это "кроме" с расплетенными и завитыми локонами ее длинных волос, прихваченными с двух сторон нарядными заколками, с накрашенными ресницами и клубнично блестевшими губами. Картину довершало платьице в красных вишенках, которое ему особенно нравилось.

"Она здесь, вдали от всех, в полумраке, ждала меня, это ясно, стеснялась первая подойти, но ее вид говорит об этом красноречивее слов. Так нарядилась, чтобы ни с кем не танцевать? Меня не проведешь, моя прелесть."

– А со мной?

– Да, – тихо, застенчиво прозвучал ответ и пунцовый оттенок на щеках подтвердил его догадку.

– Ну тогда позвольте пригласить Вас на танец, милая барышня, – придавая беззаботную игривость своему голосу, произнес Кирилл.

Взял Вишенку за руку и повел на площадку, остановившись точно на границе эллипса света, вырванного у ночи стараниями прожектора, списанного три года назад с самоходной баржи.

Теперь он знал, как будет действовать, чутье подсказывало, что можно позволить себе гораздо больше, чем в прошлый раз, можно крепче обнять ее, сильнее прижать к своему телу – она не станет возражать и противиться, она подчинится, ей это будет приятно.

Властными руками обхватил ее тоненькую талию, мягко, но настойчиво и уверенно притиснул к себе, не оставляя зазора меж их телами. Сумрак, примостившийся на краю света лампы и темноты ночи, удаленность этой части площадки, а так же каскад ее распущенных волос, под которым ладони Кирилла гуляли по грациозной фигурке, скрывали от случайного любопытного взгляда степень кипевшей внутри него страсти и рвущейся наружу нежности. Его пальцы переходили от лопаток к плечам, спускались вниз по изгибу позвоночника, скользили по талии и бедрам, трепетно, едва касались ягодиц и так же быстро, возвращались на спину и дальше снова вверх, к плечам и лопаткам.

"Она отвечает на мои прикосновения безотчетным подрагиванием и волнением. Ведет себя уже не так скованно и настороженно, как раньше. Прижимаю к себе и не встречаю сопротивления со стороны ее тела. Сейчас моя ягодка согласится на все, что я ей предложу. Я это чувствую, я в этом уверен. Она готова уйти со мной куда угодно. Тут не надо быть психологом, чтобы понять это."

Медленный танец сменился быстрым. Выскочившая, как черт из табакерки, Лена чуть ли не силой утащила вожатого танцевать в круг. В другой момент ей вряд ли удалось бы так напористо соединить его нежелание и свой интерес, но вокруг уже стояла толпа ребят, хлопающая в ладоши и выкрикивающая призывные возгласы. Этому уж никак нельзя воспротивиться. Ломаться, как кисейная барышня, в то время, как его просила чуть ли не половина лагеря, было не в его правилах.

Быстрый танец Ксюша просидела на лавке, приходя в себя. Она видела, как красиво Кирилл Андреевич танцует с Леной и мечтала научиться так же, но в глубине души скреблась мышкой-норушкой подлая мыслишка, что не стоит и пытаться, все равно не получится.

Когда на медленный танец ее пригласил Роман, она выглядела вялой, рассеянной, танцевала с большой неохотой. Кирилл не успел опередить его и теперь внимательно следил за ними издалека, не без удовольствия наблюдая, как Вишенка танцевала с мальчиком. Отодвигаясь, отстраняясь от него, слушала невнимательно, задумчиво устремляя взгляд в звездную муть, и, в конце концов, резко оттолкнув, быстрым шагом, не оглядываясь, низко опустив голову, прошла через всю площадку по направлению к корпусу. Роман еще некоторое время стоял в недоумении посреди танцевального поля, мешая танцующим, вопросительно глядя ей вслед. Потом разочарованно топнув, в сердцах махнул рукой и отправился к толпившейся возле скамейки стайке мальчишек.

"Так, Романа можно вычеркнуть, он мне больше не соперник."

Предыдущая страница:
Следующая страница: