Глава 19

Кирилл, стремительно покинул свой наблюдательный пост, и стараясь держаться более темных участков, чтобы не пасть жертвой очередной воздыхательницы, двинулся вслед за Вишенкой. Видел, как она пересекла освещенную аллею и вступила в сумрак под своды деревьев, где единственной иллюминацией служили звезды, пробивавшиеся сквозь купол листвы.

– Вишенка!

Она встрепенулась, испуганно и резко повернулась на голос, но когда поняла, что это был он, вдруг смутилась. Кирилл вырастал перед нею, надвигаясь огромным темным силуэтом на фоне яркого света центральной аллеи.

– Вы меня напугали, Кирилл Андреевич, я думала бандиты.

– Почему ты ушла с дискотеки?

Ксюша пожала плечами, не зная, что ответить. Она ревновала его к Лене, она не хотела видеть Романа, она мечтала танцевать только с ним и понимала, что это невозможно, слишком уж лакомый кусочек для стольких поклонниц, она не имела понятия, как объяснить все это вожатому.

Кирилл поспешно нагнуться, чтобы прошептать ей в самое ухо, касаясь его губами, лаская своим дыханием:

– Вишенка, давай с тобой погуляем по лагерю. Хочешь, я покажу тебе звезды?

Она вздрогнула, успела про себя подумать "Что я делаю?" и тихо прошептала:

– Да, хочу.

Воодушевленный ее положительным ответом, счастливый открывавшимися перспективами, окрыленный вырисовывавшимися возможностями, он быстро и убедительно заговорил, стараясь заинтересовать девочку:

– В городе и здесь, на территории звезды не так хорошо видны, мешает освещение: фонари, лампочки, свет в окнах, а также деревья, крыши домов. А вот если спуститься с обрыва на пляж, к морю, там звезды удивительно яркие, ты таких еще никогда не видела. Пойдем посмотрим? Ты видела Большую Медведицу?

– Это звезда? 

– Это созвездие. Пошли, я тебе покажу, – Кирилл уже вел ее, крепко держа за руку, по направлению к лестнице, отделявшей полосу пляжа под обрывом от лагеря наверху. – Спускайся осторожно, ступеньки довольно крутые, в темноте совсем не видны. Держись за меня. Осторожно. Смотри, не упади, – ласково приговаривал он.

Над пустынным берегом раскинулся гигантский черный парашют неба, весь усыпанный гирляндами мерцающих звезд. Дрожащая морская рябь отражала это мерцание, умножала его, возводила в квадрат, купаясь в его сиянии. Песок, представлявший из себя раковины разнообразных моллюсков, которые неумолимое время перетерло в мелкую крошку, приятно и протяжно скрипел под ногами.

– Какое небо звездное. Я такого еще никогда не видела. Почему они такие яркие и огромные?

– Потому, что это волшебное место, способное подарить человеку ощущение радости и счастья.

Она закинула голову и копна ее длинных, распущенных для дискотеки волос укрыла пышным покрывалом всю спину:

– Ух ты, как красиво. Сколько их…

Ничего теперь не могло удержать Кирилла от соблазна подойти к ней вплотную, чтобы коснуться этих волос и заглянуть сверху в ее запрокинутое лицо.

– Смотри, вон Большая Медведица, – он, стараясь унять волнение и сдержать содрогания бешено колотящегося сердца, положил ей руку на плечо. Второй рукой показывал на запрокинутый ковш созвездия, затерявшийся на просторах Вселенной.

– Где? – она водила глазами, пытаясь найти на небе место, куда указывал Кирилл Андреевич.

– Вон, видишь семь звездочек, три в рукоятке ковша и четыре по углам, – он нагнулся и рукой прижал голову девочки к своей, прикоснувшись щетиной к розовой щечке, чтобы их глаза могли смотреть в одном направлении. Ощутил шершавой мужской скулой ее нежную кожу, носом втянул еле уловимый запах, и лишь усилием воли сдержал яростно клокотавшее желание поцеловать эту щечку, этот пухленький ротик, вампиром присосаться к тоненькой шейке, плечику, впадинке грудей… Воображение подсказывало все новые и новые места, которые он мысленно целовал, ласкал, гладил…

"Нет. Не надо. Слишком разыгралась фантазия… Нельзя…. Напугаю малышку…"

– Если от двух крайних точек ковша провести прямую, то мы упремся прямо в Полярную звезду. Вон, видишь, эту яркую точку. А какое направление указывает путешественнику Полярная звезда, как ты думаешь?

– На север, конечно.

– Правильно на север. Она находится в созвездии Малой Медведицы, самая крайняя точка на ее рукоятке. А вон, видишь, созвездие в виде буквы W – это Кассиопея.

– Кирилл Андреевич, как интересно. Расскажите еще что-нибудь.

– А вот, смотри, Ксюша, по небу туманной полосой пролегает Млечный Путь. Видишь? Это центр нашей галактики. Солнечная система находится на ее окраине, на периферии, где плотность звезд меньше, а расстояние между ними больше. Центр же более тесно населен звездами, настолько плотно и настолько далеко от нас, что на небе выглядят белым облаком. По одной из легенд он образовался, когда красавица, вроде тебя, опрокинула на небе кувшин с молоком. Отсюда название: Млечный путь. Украинские казаки называли его Чумацкий шлях, по которому, согласно преданию, они ездили в Крым за солью. Обратно возвращались груженные возы, соль просыпалась на дорогу, оставляя за собой белый след. Болгары называют его Кумова Солома. По их легенде, ночью один кум у другого украл солому, но корзина была дырявая и вся солома высыпалась. Утром хозяин без труда нашел вора по следу, а след отпечатался на небе, чтобы другим красть было неповадно. А по-английски Milky Way. Знаешь такую конфету, батончик?

– Знаю, в ней начинка молочная. Как интересно, у белой полосы на небе столько названий: Млечный Путь – по-русски, Чумацкий шлях – по-украински, Кумова Солома – по-болгарски, Milky Way – по-английски. А по-японски как?

– По-японски, кажется, Небесная река или Серебряная река, я точно не знаю, но думаю, что-то тоже очень романтическое.  Они большие мастера до художественных образов… Ксюша, глянь какая луна восходит!

Пухлый серп, кроваво-красного цвета едва успел перекинуть свою нижнюю остроконечность через линию горизонта над морем.

– Если луна такого красного цвета, завтра будет ветер. А ты знаешь, как определить молодая луна или старая, растущая или убывающая?

– Нет, не знаю. Как?

– Очень просто. Если месяц напоминает букву "С", изогнут в ту же сторону, значит луна "С"тарая, а если в обратную сторону – молодая. Сейчас какая?

– Молодая. Теперь буду знать. – Ксюша радостно посмотрела сначала на луну, потом на Кирилла. Его умиляли ее детская непосредственность и природная любознательность и светившиеся радостью глаза.

– Умница, – прекрасный повод погладить ее по головке и легонько, нежно взъерошить волосы и даже поцеловать эту макушку, поощряя прилежность ученицы.

– Ксюша, здесь прохладно на берегу возле воды, а ты в таком легком платьице. Замерзла?

– Ага.

– Я тебя согрею…

Повернув Вишенку спиной, Кирилл, расстегнув куртку и укутал ее чуть ли не с головой, оставив выглядывать лишь милую мордашку, скрестив впереди руки и крепко прижав к себе. Прислонившись к нему, Ксюша пропитывалась волнами тепла и теплоты, исходившими от его тела. Закинув голову, глядя на звездное небо, упираясь затылком в могучую грудь, она упивалась нахлынувшим приливом нежности к этому мужчине.

Предыдущая страница:
Следующая страница: