Глава 21

Первый отряд ходил в столовую не слишком стройным строем, категорически не в ногу, как солдаты по мосту, как цыгане по Бессарабии, одним словом, дружною толпою. Но веселые речёвки выкрикивались с удовольствием, даже с каким-то бравым задором, бахвальством и куражом.

Кирилл Андреевич шел впереди, задавая тон, время от времени оглядываясь, все ли его великовозрастные цыплята следуют за ним.

"Кто отстал? Не отставай! Кто устал? Не уставай!"…

Ксюша же, напротив, плелась в самом конце, незаметно замедляя шаг и увеличивая расстояние между собой и отрядом. Даже неразлучные подружки, Маша и Даша, а также Роман шли в средине, весело о чем-то болтая, но, похоже, они уже не сильно занимали Вишенку. Она боялась встретиться с вожатым взглядом, мечтала провалиться сквозь землю. Шла, робко опустив голову, не знала, как поднять на него глаза после тех ночных поцелуев и ласк, которыми он так жадно, так яростно осыпал ее. Волновалась, как Кирилл Андреевич посмотрит теперь, что скажет, как отреагирует, как и что она сама осмелиться произнести в ответ. Все это было ново, необычно, с этим требовалось как-то справиться.

– Ксюша! Догоняй! Компот остынет! – (Местная шутка) – Кирилл остановился, пропуская всех вперед и заговорил… Легко и непринужденно, как ни в чем не бывало, будто ничего не было. И смотрел ей в глаза весело, естественно, как и раньше, единственное исключение состояло в повышенном содержании нежности во взгляде.

– Как ты, маленькая? – почти шепотом произнес он, поравнявшись с ней. – Не выспалась?

– Ничего, днем высплюсь, на тихом часе.

– Обязательно выспись, а вечером погуляем еще, если ты не против?

Выразительный взгляд двух карих вишен, полный обожания, послужил ему одновременно и наградой и ответом на такой совершенно ненужный вопрос.

"Вот и все, ничего страшного. Он просто подошел, просто заговорил, просто улыбался. Ой, как хорошо. А я так боялась, так переживала, не могла уснуть. Вот глупая."

* * *

Со столовой Кирилл вышел в прекрасном настроении. На душе у него пели сладострастные сирены и звучали райские скрипки. Сергей шел навстречу и вдруг резко остановился, поравнявшись с ним:

– Кирилл, что с тобой? Я тебя не узнаю, ты весь светишься. Улыбаешься сам себе. Я-то думал, гляди как товарищ мне рад – улыбка до ушей, счастливое выражение лица, – а ты проходишь мимо. Вот не останови я тебя, наверное и вовсе не заметил бы своего друга, – Сергей слыл заядлым балаболом и любил длинные пространные речи, даже когда дело касалось лишь короткого приветствия.

– Представляешь, я вчера водил ЕЁ смотреть на звезды, – мечтательно произнес Кирилл, обращаясь скорее к самому себе, чем к Сергею.

– Кого?!

– Ксюшу.

– Эту девочку?! – У Сергея полезли глаза на лоб. – Или она уже не девочка после урока астрономии?

– Девочка, девочка, не волнуйся. За кого ты меня принимаешь? Она же еще маленькая. У меня ж в голове мозги, а не то, что ты подумал.

– Да?! С каких это пор?

– Поговори мне. Сейчас получишь. Как говорят у моей бабушки в деревне: "Хочешь маты сыне око?"(Хочешь иметь подбитый глаз?)

– Шучу, шучу. Так ты что, серьезно, крутишь роман с пионеркой? Зачем? Тебе что, тёлок мало?  

– Да в том-то и дело, что это не роман, это намного серьезнее, чем я думал. Будешь себя хорошо вести, что, конечно, весьма сомнительно, то попробую тебе все объяснить. Если сам не запутаюсь, в чем тоже не уверен.

– Ладно, нагородил. Я из твоей речи ничего не понял. Послушай, а ведь она должна была быть в моем отряде. Как она оказалась в твоем?

– Я же тебе уже рассказывал… – начал было он, но Сергей нетерпеливо перебил его:

– Только не пой мне басню о просьбе родителей. Она шита белыми нитками.

– Ладно, не буду. А ты не спрашивай. Может когда-нибудь и расскажу, только не сейчас.

– Ой смотри, Кирилл, доиграешься.

– Ты перепутал, Серега, я не девочка, мне нравственные морали читать ни к чему. Да и опоздал ты с ними на много лет.

– Ладно, ладно, потом поговорим, директриса вызывает. Будет сейчас пилюли вставлять за вчерашнее.

– А что вчера было?

– Да так, малость порезвились после отбоя. Конфиската много у своих охламонов в тумбочках нашел, не пропадать же добру. Сорока-градусный продукт – это тебе не шутка, вмиг скиснет на такой жаре.

И Серега, виновато втянув голову в плечи, поплелся в кабинет начальника лагеря.

Кирилл посмотрел ему вслед. "Вот пожалуйста, остановил меня, чтобы спустить с божественных небес на грешную землю. И ему это удалось. Пристает со своими пошлыми намеками. Не понимает, что для меня в отношениях с этой девочкой, секс совсем не главное."

Кирилл подумал, что будь Вишенка одной из тех пятнадцати-, шестнадцатилетних девиц, для которых секс являлся делом совершенно обыденным, и которые, не смотря на столь юный возраст, меняли половых партнеров гораздо чаще, чем гусары перчатки, он бы не терзался так вопросами нравственности. В его отряде таких было несколько экземпляров, готовых переспать с вожатым в любой момент, стоило лишь поманить их пальцем. Даже одного зовущего взгляда хватило бы, чтобы они оказались в его постели по очереди, а то и все сразу.

"Так в чем же дело?" – спросил бы Сергей, пожимая плечами, прагматичный ум которого отказывался понимать, «зачем делать сложным, то что проще простого» (Наутилус Помпилиус "Казанова")

Но как раз этих девиц Кирилл и не хотел. С их распущенностью, раскованностью, богатым опытом и натруженными ртами. Было даже гадко видеть в молодых девушках (приехавших в детский – детский!!! – лагерь) матерых хищниц, ловко манипулирующих приемами соблазна. Было противно пользоваться ими после всех этих мальчиком из его отряда и половины соседнего, Серегиного. Кирилл патологически не любил шлюх. Вишенка – другое дело. Чистое, невинное создание – нежное, трогательное, наивное.

"Как ему все это объяснить? Ведь не поймет же. А надо ли?"

* * *

После завтрака, ввиду наметившейся благоприятной погоды, лагерный громкоговоритель объявил всеобщую мобилизацию с выдвижением на пляж. Суета, радостные возгласы, переодевание, халаты и полотенца замелькали то тут то там пестрыми красками. Отряды строились, отряды двигались, выкрикивая речёвки, отряды текли вниз по многочисленным ступеням металлической лестницы, ведущей к морю.

У каждого лагерного подразделения был свой навес от солнца с длинной скамьей по центру, служившей местом для складирования вещей в гораздо большей степени, чем по назначению. Сидели на ней всё больше в вечернее и ночное время влюбленные пары (и не только сидели!), днем же ребята предпочитали валяться на песке.

Ксюша легла на полотенце, подставляя солнцу спину, и принялась читать. Купаться со всеми остальными детьми она не пошла, а когда вожатый вывел своих птенцов из воды, то первым делом проверил, на месте ли его сокровище. Девочка лежала ничком на книге, зарывшись в нее лицом. Тень от навеса наползла на загорелое тело, накрыв почти полностью, за исключением щиколоток и розовых подошв с редко прилипшими к ним песчинками.

Кирилл испугался, не стало ли ей плохо, не случился ли солнечный удар – такое много раз бывало в лагере за время его вожатского стажа с не рассчитавшими свои силы подростками, желающими забрать с собой всё южное солнце и весь загар, добровольно поджаривающими себя до появления первого дыма, соревнуясь с чертями в аду.

Он тихо присел возле нее на песок, откинул сползавшую вниз прядь волос и заглянул в лицо. Вишенка спала. Слух вожатого приятнее всякой музыки защекотало тихое, безмятежно-сонное дыхание. Она не проснулась от нежного прикосновения и Кирилл решил ее не будить, просто накрыл своим полотенцем, чтобы спящей русалочке, разогретой палящим солнцем, а теперь укутанной тенью навеса, под который то и дело врывался со стороны моря прохладный ветерок, не было зябко.

"Пусть поспит, – резонно рассудил он. – Все-таки она еще маленькая, ей требуется восьмичасовый ночной сон, а такие прогулки под луной выбивают ее из колеи. Понятно, что влюбленные часов не замечают, но, пожалуй, нужно быть поаккуратнее. Я, ко всему прочему, еще и несу за нее ответственность, как вожатый."

Нечто самодовольно крякнуло: "Так ты, Кирилл, с собой разберись, кто ты – влюбленный или вожатый? А уж исходя из этого и будешь действовать."  

"Отстань" - отмахнулся от него Кирилл.

Предыдущая страница:
Следующая страница: