Глава 11

Кирилл прочитал "Лолиту" три раза подряд без перерыва. Он не мог отойти от шока. Книга произвела на него такое сильное впечатление, что пришлось даже отменить встречу с Ксюшей в четверг после школы, сославшись на занятость, хотя день был замечательно солнечный, и четверг был их законным днем свиданий.

Книга поразила, ошарашила, выбила из колеи. Слишком уж близкими были их истории. Лолите двенадцать, она лишь на год младше его Вишенки, а главный герой всего на восемь лет старше. Кирилл лихорадочно думал, сопоставлял, пытался понять, неужели у его любви возможно такое продолжение и такая развязка? Нет, нет и еще раз нет. Он такого не допустит. Он не половой извращенец и не превратит свое драгоценное сокровище в рабыню для удовлетворения похоти. Ни за что! Нужно всегда помнить о возможности такого сценария! О, боже! Настольная книга, в том смысле, что антинастольная, великолепно демонстрирующая "Что такое хорошо и что такое плохо", дополняющая в плане нравственности поучительную поэму пролетарского поэта, на которого, как говорят, он был внешне очень похож.

Кирилл сдавал книгу в библиотеку без особого желания (может стоит купить, чтобы была своя?).

Библиотекарь, умная, симпатичная женщина, сразу заметила растерянность в его взгляде.

– Понравилось произведение? – она с оценивающим любопытством глянула на него из-под тонких, разлетавшихся к вискам, бровей.

– Да, хорошая книга, – Кирилл выглядел несколько встревоженным и задумчивым. – В литературном плане просто шедевр – изощренное слияние эстетики, эротики и философских глубин. Я никогда раньше не читал Набокова, а теперь открыл для себя такого замечательного писателя. Поэзия, застывшая в прозе, я в восторге. Надо будет еще и другие романы почитать.

– "Лолита" – его лучший роман. Ему даже нобелевскую премию собирались присудить, но не дали.

– Я бы дал. Трижды перечитал и вот до сих пор хожу под впечатлением.

– Думаю, что любое произведение только тогда найдет должный отклик, когда упадет на благодатную почву, когда зацепит вибрирующую струнку в душе. – И она внимательно посмотрела на Кирилла, от чего он мгновенно почувствовал себя просвеченным рентгеновскими лучами и покраснел.

– Даже отдавать неохота.

– Ну и не отдавайте, я продлю, Сергей Николаевич, – она уже нашла формуляр, открывая его на странице последних записей.

– Меня зовут Кирилл Андреевич, а эту книгу мне друг брал на свой абонемент.

– Извините, я не знала. Тем более проблем нет, перепишу на Вас и читайте себе на здоровье.

– Да нет, пожалуй хватит. А Вы недавно здесь работаете? Что-то я Вас раньше не видел.

– Недавно, с середины лета.

– Я все лето в лагере провел. Работал вожатым. Как Вас зовут?

– Людмила.

Кирилл стал чаще заходить в библиотеку. Людмила произвела на него положительное впечатление. По ее виду и заинтересованному взору он безошибочно оценил сердечный интерес к себе. Это была начитанная, спокойная, тактичная женщина, которая поразила его взглядом печальных, всепонимающих глаз.

Он несколько раз подвозил ее домой и узнал, что Людмила не замужем, с мужем развелась давно, ей тридцать семь и она воспитывает пятнадцатилетнего сына. Хотя выглядела она моложе своих лет, наверное потому, что была худощавая и светловолосая, с умными голубыми глазами и соболиным разлетом бровей, сразу бросавшихся в глаза на ее миловидном лице.

Своим умом, добротой, природной мудростью, зрелостью суждений, женщина расположила Кирилла и он рассказал ей о себе, о Ксюше. Сказал, что тоже воспитывает четырнадцатилетнюю девочку, оставив без внимания тот факт, что у нее есть еще и родители.

Поставил в известность, что очень любит этого ребенка и ни за что с ней не расстанется. Так, на всякий случай, сразу расставил правильные акценты. Советовался с Людмилой по тем или иным вопросам детского воспитания, особенно девочек и так далее. Он знал, что нравится Людмиле, что она одинокая, но решил оставаться честным до конца. Не мудрствуя лукаво предупредил, что между ними возможен только секс, без каких-либо дальних прицелов и планов на будущее. Чистенькая, опрятная, домашняя женщина – это был его вариант. Бонусом служили начитанность, сдержанность, доброта, плюс еще и внешне Людмила была довольно симпатичная. Платных женщин Кирилл патологически не терпел и их услугами никогда не пользовался – брезговал.

Честно и открыто признался Людмиле, что любит Ксюшу, но поскольку она еще дитя и он не хочет повторения "Лолиты" в его исполнении, то для секса ему нужна взрослая, опытная женщина. Если ее устраивает такое положение вещей, он не против продолжать их знакомство, вернее, связь. Если нет, то не станет ее больше беспокоить.

Конечно, Кирилл предполагал, что ультиматум, поставленный в такой жесткой и даже жестокой форме, покоробит любую женщину и не только женщину, но что он мог предложить еще. Обман, сладкую ложь? Ну разве это было бы лучше? А так у нее есть выбор, она может его сделать добровольно и самостоятельно, все тщательно продумав и взвесив все за и против такого почти делового предложения. Начни он кормить ее надеждами и обещаниями, зная, что это лишь уловки, ловушки, чтобы затащить женщину в постель – это подло, потом будешь носить в душе отметинку негодяя, маленькую такую занозу, внешне почти не заметную, но колкой болью постоянно напоминающую о себе.

Само собой, Ксюшу в свои планы насчет связи с Людмилой он посвящать не стал. На всякий случай предупредил и свою новоиспеченную любовницу, что девочка об их отношениях ничего знать не должна. Между ними двумя он не колеблясь и не задумываясь выберет Ксюшу – тут без вариантов. Других женщин у него было и еще будет много, а Ксюша одна, она единственная и неповторимая (вернее вторая после сестры, но этого он говорить Людмиле не стал).

Людмила его предложение приняла – все равно других представителей мужского пола у нее на данный момент не было, а Кирилл ей нравился, да и где-то глубоко внутри, под ворохом напускных договоренностей и условностей, притаилась крохотная надежда на будущую взаимность. Ее, этой самой надежды, не могло не быть, она свойственна человеческой природе, она принадлежность и неотъемлемая часть любой души, она двигатель жизни и запускной механизм его устремлений, ее невозможно изгнать из живого организма, она последняя покидает человека и только после его смерти.

Кирилл не очень-то и верил в удачный исход задуманного, не слишком бы и расстроился, если б с Людмилой ничего не вышло – нашел бы другую, подумаешь. Но Людмила согласилась и они стали встречаться пару раз в неделю, как правило, у нее дома, когда сын был в школе или ночевал у бабушки.

Предыдущая страница:
Следующая страница: