Глава 14

В середине октября, в один из прекрасных солнечных дней Кирилл повез Ксюшу на рыбалку – естественно, первую в ее жизни (Кирилл уже не спрашивал такие мелочи, заранее зная ответ), на берег небольшой живописной речки, в тридцати километрах от города. Там имелись отличные рыбацкие места.

Река была небольшая, всего-то метров десять в ширину, но довольно глубокая, с зарослями кустарника и камыша на одном берегу и лысыми илистыми пляжами на другом. Правда, этой роскошью пользовались в основном коровы, которых местные пастухи приводили на водопой и домашняя птица.

У Кирилла на этой реке было любимое место, необычайно уютное – проплешина, расчищенная специально для рыбалки среди ивняка и зарослей хмеля. На другом берегу, напротив, выстроились в ряд семь стройных пирамидальных тополей, как «семь богатырей, семь румяных усачей» из сказки Пушкина, да еще семь таких же купались в реке, а дальше простиралось засеянное озимыми поле.

Он приезжал сюда порыбачить, опытным путем подобрав для этого места и снасти и наживку. Берег был высоким и обрывистым, так как здесь река делала извилину, образуя заводь, и на дне имелось несколько глубоких ям. Для купания территория совершенно непригодная, а вот для рыбалки идеальная.

Вода в реке была уже темная, зимняя, но солнышко прогревало и просвечивало верхние слои и крупная, искрящаяся верховодка хватала наживку, не давая ей опуститься на дно. Рыба, запасавшаяся на зиму жировым запасом, цеплялась на крючок, как ошалелая.

Ксюша ловила карасей и радовалась каждой пойманной рыбке, визжала и смеялась, снимая ее с крючка, приговаривая и объясняя, извиняясь и оправдываясь перед каждой. Кириллу было забавно наблюдать за этой серией восторгов, но все равно он просил девчонку вести себя потише.

Когда же Кирилл кинул прикормку и вода закипела от многочисленного малька, на сцене появилась ее величество щука. Хищница, трехкилограммовое чудище, высоко выпрыгивала из воды, демонстрируя свои дикие танцы, шлепком плюхалась обратно в реку, обдавая рыболовов фонтаном холодных брызг.

Кирилл шепнул Ксюше: "Сиди тихо" и оба замерли, созерцая это удивительное зрелище, а щука, вдоволь нарезвившись, разогнав всю приличную рыбу, медленно подошла к берегу и стала, как будто даже заснула, под самым верхом, в одном метре от зрителей, бесстыдно выставляя напоказ свою пятнистую спину. Несколько минут они не шевелясь созерцали речную красавицу.

– Был бы у меня сейчас гарпун или на худой конец, обычные деревенские вилы, я бы ее проткнул. Может попробовать подсаком поймать?

Но едва Кирилл шелохнулся, разворачиваясь, чтобы дотянуться до лежавшего невдалеке древка, рыбина змеевидно изогнувшись, вильнула на прощание хвостом и ушла в темную речную муть…

Солнце опустилось за горизонт, клевать сразу перестало и Кирилл засобирался домой. Каким бы чудесным не был этот восхитительный день, всему приходит конец и нужно было уезжать.

– Ксюша, посмотри какой улов. Мы наловили полведра рыбы. Возьмешь домой, похвастаешься?

– Что ты, Кирилл. Я же была в библиотеке, как я из библиотеки с рыбой домой вернусь? Что я им скажу? Что ездила с тобой на рыбалку? Меня папа из дома выгонит.

– Выгонит, я тебя с чистой совестью к себе заберу. Будет тогда твой папа знать, как дочку выгонять. Шутка. Конечно, надо мирным путем решить. Хочешь, я сам с ними поговорю? Мне очень неприятна ситуация, что я, как напроказивший школьник, должен скрываться и прятаться, я так не привык. Люблю играть в открытую. Лучше сразу постараться убедить человека и склонить на свою сторону силой ума, заинтересовать вескими доводами, а не обманом и страхом загонять ситуацию в глухой тупик.

– Ну, не знаю, Кирилл, может еще немножко подождать?

– Ладно, пора ехать, скоро стемнеет и тогда уж точно не поверят, что ты была в библиотеке.

Но проезжая по трассе мимо ресторана под сочным названием "У грузина", Кирилл не мог не остановиться. Ему хотелось накормить Ксюшу незнакомой грузинской кухней и Кирилл не преминул доставить ей такое удовольствие.

Мужчина уже привык, что в ее жизни он во многом является первым. Он подарил ей первый поцелуй, первый в ее жизни рассвет, ночное купание и лунную дорожку. Теперь ему хотелось, чтобы именно с ним она впервые попробовала национальные блюда в грузинском ресторане. А потом, не смотря на ее бурный протест, он сам, чего бы это ему не стоило, объясниться с ее родителями. Он так решил. Он будет за нее бороться и время покажет, чья возьмет. Пусть только попробуют отнять ее у него. Ему надоело бояться.

Предыдущая страница:
Следующая страница: