Глава 8

Чертово колесо нависало над парком, городом, рекой, огромной круглой махиной, неизменным, размеренным и вечным символом движения всего живого. Допотопной конструкцией с облупленной кое-где краской оно устремлялось ввысь памятником советскому прошлому трудового народа, имевшего в те далекие времена право не только на труд, но и на отдых, о чем всех гуляющих тенистыми аллеями предупреждала надпись на фронтоне главного входа.

Сначала чувствовалась некая скованность – Лера с Мишей пасовали перед незнакомым человеком, но Кирилл быстро взял инициативу в свои руки, рассказав пару приличных анекдотов, несколько историй, в том числе и из лагерной жизни. Ксюша вспомнила про каланчу и хотела похвастаться  геройским поступком Кирилла, но тот ловко и незаметно перебил ее и увел разговор в сторону.

В конце концов все раскрепостились и гуляли, совершенно свободно и непринужденно беседуя. Миша сразу сообразил что к чему, подхватил нужный тон и, подыгрывая Кириллу, они на пару разводили своих девчонок забавными историями и нелепыми выдумками.

По мере приближения к объекту Ксюша все крепче стискивала руку Кирилла и когда он вопросительно покосился на нее, тихо прошептала:

– Кирилл, я высоты боюсь.

"Кто бы сомневался, – подумал про себя Кирилл, – Это для меня не новость. Гораздо проще и быстрее перечислить чего моя малютка не боится. Таких вещей наберется немного – пальцев на руках хватит."

Он не стал отвечать, лишь покровительственно положил руку ей на плечо  крепко прижал к себе.

– Ну что, сядем в разные кабинки и будем друг друга догонять? – обратился он к Мише и Лере, пригласительным жестом показывая, что их очередь запрыгивать первыми. – Прошу.

И когда их люлька уже оторвалась от помоста и двинулась в сторону неба, таким же жестом наградил и Ксюшу. Она нерешительно замешкалась и попятилась назад от испуга. Ничего не оставалось, как подхватить ее сзади двумя руками, занести в качающуюся кабинку и усадить на кресло.

Миша и Лера сверху с любопытством наблюдали за происходящим.

На колесе кроме них каталось лишь несколько человек, редко рассыпанных по всему огромному диаметру круга. Четыре неопределенных силуэта маленькими черными кляксами подъезжали к самой вершине, к мертвой точке шаткого равновесия, чтобы через мгновение начать движение вниз. Дед на противоположной стороне крепко держал за ремень штанов внука, нетерпеливо ерзавшего и дразнившего старца тем, что порывался выскочить из корзинки. Два парня, видно разгоряченные спиртным, жутко безобразничали, раскачивали люльку, вращали ее как карусель с помощью круглого руля посредине и Ксюша старалась на них не смотреть – ей и без того было страшно. Остальные звенья качели сиротливо ползли пустыми.

Лера с Мишей тоже закружились вокруг своей оси, но без баловства, степенно и осмотрительно, в рамках дозволенного. Свою кабинку Кирилл зафиксировал сразу, еще в метре от земли – ни о каком вращении не могло быть и речи с такой трусихой, как его девочка.

– Кирилл, держи меня за руку, ладно.

– Да я могу и не только за руку, – пошутил Кирилл, – а также за ногу и другие части тела. Конечно, если я буду тебя держать, то падать будет не так страшно, не так твердо и не так больно. Правда?

– Да ну тебя, Кирилл. Я очень боюсь, а ты такое говоришь.

– Я хочу тебя поцеловать наверху, в самой верхней точке, – горячо и страстно заговорил Кирилл, отвлекая ее внимание, – там я свою куколку еще не целовал. Знаешь, Ксюша, я решил коллекционировать наши поцелуи. Буду записывать. Как ты думаешь, с этого момента начать или предыдущие вспомнить?

– Предыдущие, конечно, они же тоже считаются.

"Как легко ее отвлечь и заговорить. Так обычно поступают с маленькими детьми. А то она уже начала мелко дрожать, вжиматься в кресло и перепугано стучать зубами."

– А давай, котенок, ты будешь записывать. Заведем блокнотик, так и озаглавим "Коллекция наших поцелуев".

– Почему я, Кирилл?

– У тебя почерк красивый.

Кабинка медленно и бесповоротно подползала к вершине. Кирилл перегнулся через огромный обруч, служивший рулевым управлением для вращения. Она зашаталась из стороны в сторону и Ксюша снова вспомнила свой страх и вцепилась в поручни.

Но Кирилл уже поднимал ее подбородок, подставляя милое личико осеннему небу, унылому солнцу, гуляющему наверху ветру, наклоняясь над ним, целуя трепещущие губы и не выпуская их до тех пор, пока кабинка не доехала до вершины. Шаткая конструкция на миг замерла, удерживая равновесие, покачиваясь и раздумывая в какую сторону теперь скатиться, но подталкиваемая напиравшими сзади другими звеньями, жаждущими занять почетное место в наивысшей точке, перевалила через вертикаль и поплыла к земле, повисая над ней, увеличивая ее с каждой минутой в размерах и притягивая к себе с силой, прямо пропорциональной своей массе, согласуя это притяжение с основным законом механики.

И только теперь Кирилл отпустил влажно-дрожавшие губы и сел на прежнее место. Кабинка снова приветливо заколыхалась под ним, но до земли уже было недалеко и трусливый зайчонок разжал лапки и отпустил перепугано вибрирующие перекладины.

– Итак, радость моя, не забудь записать: Поцелуй "Чертово колесо", длительность – полторы минуты, высота – 50 метров над уровнем моря, место – центральный городской парк, дата – сегодняшнее число.

Внизу Кирилл без лишних разговоров просто подхватил Ксюшу и снес с помоста на руках.

Лера с Мишей уже ждали их внизу.

Ксюша смущенно улыбалась, как нашкодившая кошка, но взгляд ее восторженно говорил: "Вот он какой. Настоящий рыцарь. Я с ним ничего не боюсь, даже взлететь до небес на этой чертовой качели"…

* * *

Потом бродили по парку и весело беседовали. Кирилл снова почувствовал себя вожатым в лагере, только теперь его отряд состоял из трех человек и он делал все возможное, чтобы им прогулка понравилась и запомнилась. Мише тоже нельзя было отказать в красноречии. Он силился подражать взрослости Кирилла и это вызывало у мужчины вполне добродушную усмешку. Но девчонкам нравилось, всем было весело, а это самое главное. Подружки шли посредине и заливисто смеялись над очередной шуткой или розыгрышем, Миша с Кириллом заняли позиции по бокам, перемигивались через их головы, согласовывая синхронность своих выдумок.

Тонкое психологическое чутье подсказало Кириллу тактику поведения. С Мишей держался на равных, что очень импонировало подростку. Тот старался не ударить в грязь лицом и чувствовал себя взрослым, достойным мужчиной. К девочкам же относился снисходительно и с нежностью, как к двум милым кошечкам, попавшим в данный момент под его опеку и защиту.

Успели покататься еще и на автодроме, причем сразу три заезда подряд, пока не надоело.

Потом начал накрапывать дождик и пришлось в спешном порядке покидать парк, не дожидаясь когда грянет настоящий ливень. Кирилл развез всех по домам, понимая, что сегодня будний день, и ребят еще ждут уроки на завтра. Он не особо беспокоился о Лере и Мише, а вот от своей девочки требовал выполнения домашних заданий тщательно и добросовестно, так как это была своего рода гарантия их встреч. Хромающая успеваемость Ксюши мгновенно вызовет подозрение родителей, контроль за ней усилиться, и встречаться им будет дозволено гораздо реже, если вообще станет возможным. Кирилл решил не провоцировать судьбу и не допускать такой ситуации.

Предыдущая страница:
Следующая страница: