Глава 12

Длинная очередь в университетской столовой свидетельствовала о финансовой доступности и сносном качестве той пищи, которую здесь готовили для студентов и преподавателей четыре толстые поварихи, похожие друг на друга своими габаритами, как две капли воды. Кирилл стоял за весело щебетавшими студентками и уже нагрузил разнос салатом и компотом, когда ему на плечо опустилась увесистая рука. Он оглянулся. Сзади собственной персоной нарисовался Сергей.

– Привет, Кирилл. Давно тебя не видел.

– О, привет! Ты уже вернулся? Как твоя практика прошла?

– Буйно! И поработал хорошо – диссертацию заметно продвинул – и отдохнул в столице отлично. Одним словом, время пролетело, и охнуть не успел. А ты? Что твоя сказочная принцесса, все еще с тобой или уже надоела и ты с ней расстался?

– Более чем со мной. Мы живем вместе в одной квартире.

– Кирилл, ты шутишь? – опешил Сергей.

– Правдив, как никогда, – совершенно серьезно ответил он, всем своим видом давая понять, что в таком вопросе шутить не намерен.

– Ну ты даешь! Как же так? Ты что, женился?

– На ком? На четырнадцатилетней девочке? Серега, включи мозги. Какое законодательство мне это позволит? У нее родители погибли.

– Да ты что?! Печально. И давно?

– В конце октября. И я заделался ее опекуном, неофициально, конечно. В 14 лет лишиться обоих родителей, это тебе не шутка. Ей грозил интернат. Как я мог такое допустить? Уже больше месяца вместе живем.

– Вот как? Я в растерянности, Кирилл, даже не знаю что и делать: соболезнования тебе выражать или…?

– Или! Ты же в курсе, как мне хотелось забрать ее себе. Если бы не кровавая оторочка этого всего… А сейчас я безумно счастлив. Теперь она моя безраздельно. Я об этом мечтал – не в таком трагическом исполнении, конечно – но мечтал с того момента, когда увидел впервые.

– Так ты ее удочерил, что ли?

– Нет. Кто бы мне позволил? Один влиятельный человек помог оформить опекунство на бабушку, за хорошее вознаграждение, разумеется. После оформления документов бабуля убралась к себе в деревню, только ее и видели. А мы переехали в Ксюшину квартиру.

– Ну и как?

– Ой, не поверишь, Серега, чудесно. Никогда бы не подумал, что мне с ней будет так комфортно. У нас все отлично, даже говорить боюсь, чтоб не сглазить. Такое впечатление, что я знал ее всю жизнь и она всегда была рядом.

Они уже упаковали подносы первым, вторым, третьим, салатом и булочкой и, отыскав свободный столик, предавались вкушению столовской пищи. Кирилл с упоением рассказывал, а Сергей с интересом слушал, не перебивал, заметив, что другу необходимо выговориться, поделиться с кем-нибудь своим счастьем.

– Знаешь, Серый, она играет в семью. Так забавно наблюдать, как она исполняет роль маленькой хозяйки. Ей доставляет удовольствие думать, что она, как взрослая, живет с мужчиной, который о ней заботиться, а она может заботиться о нем. Хлопочет обо мне, как это у них в семье было заведено. Возвращается со школы раньше, чем я и, очевидно, копируя мать, готовить мужу (то есть мне), ужин. Прихожу, а она вместо того, чтобы уроки сделать, напечет блинчиков или оладушков. Потом двойки получает и, заодно, нагоняй от меня. Потому что, знаешь, с каким упоением эти школьные училки, особенно молодые и незамужние, меня в школу вызывают по всякому маломальскому поводу. Все норовят свечку нам подержать.

А еще Ксюша стирает и гладит мне рубашки. Строго следит, чтобы каждый день у меня была непременно свежая. И так обижается, если пытаюсь одеть одну и ту же рубашку дважды. В субботу или воскресенье наглаживает их целую стопку на всю неделю. Такая забота, подсмотренная у родителей и подсказанная собственным опытом доставляет моей девочке немало радости.

– А квартира какая? – поинтересовался Сергей.

– Да обычная квартира, трехкомнатная. У нас с ней разные комнаты. Я в родительской спальне обосновался, она в своей детской. Правда, прибегает по ночам ко мне под разными предлогами – типа "Мне холодно", "Приснился страшный сон" и т.д., просит, чтобы я погладил ее и через пять минут уже сопит. Ей почему-то очень нравится спать рядом со мной, а не у себя. Малышке хорошо, а для меня мука, пытка. Вообще-то, она беспокойно спит, крутится, ворочается с боку на бок – не девочка, а вентилятор какой-то, "одеяло убежало, улетела простыня" – это про нее. А вот со мной не ворочается. Втиснется под мышку, головушку умостит на плече и замрет, не шелохнется. Боится, что если будет сильно ерзать, я ее отправлю назад в детскую. Если честно, мне с ней очень уютно спать, как с мягкой игрушкой, только живой и тепленькой.

– Так ты с ней…? – осторожно начал было Сергей.

– Нет-нет. Никакого секса. У меня есть с кем потрахаться.

Сергей даже жевать перестал, внимательно смотрел на Кирилла, удивленно пожимая плечами.

– Это кто же?

– Людмила из библиотеки.

– Да ты что, Кирилл?! И давно вы с ней?

– А когда твою книжку относил, тогда и познакомились.

– Знал бы, что так, сам бы отнес. А то все женщины тебе достаются. И девочки тоже.

– Девочки не все, девочка у меня только одна, женщина, кстати, тоже. А тебе кто мешает, Серега? Столько представительниц прекрасного пола вокруг жаждут любви, а ты ленишься оглянуться. Но своих я тебе не отдам, так и знай.

– Мне сейчас не до этого, у меня защита на носу.

Тарелки быстро пустели. Похоже, ни тот ни другой, увлеченные разговором, особо не замечали, что они поглощают.

– А как насчет денег, Киря? Вам хватает? Ты ей выдаешь?

– Хватает. Вообще-то деньги лежат в шкафу на полке. Та часть наличных, которые мы тратим. Остальные на карточках. Но она никогда сама их не берет. Просит у меня, если ей надо что-то купить. И, потом, я каждый день даю ей на карманные расходы и на школьные завтраки. Но она не транжира и распоряжается ими вполне разумно, не покупает ничего лишнего или ненужного и всегда спрашивает, если хочет приобрести что-то существенное. В этом смысле родители ее хорошо воспитали. Чувствуется, что деньгами не разбаловали, знает им цену, но честно говоря, не слишком ими интересуется: если есть – слава Богу, если нету – то и ладно. Даже не знаю, хорошо это или плохо?

Перемена, хоть и носила габаритное название "большая", но не могла растянуться настолько, чтобы вместить все восторги Кирилла, даже несмотря на то, что Сергей, против своего обыкновения, по боль-шей части молчал, превратившись в слух и внимание. Звонок, не пощадивший ни единого закоулка высшего учебного заведения, громогласно возвестил о начале следующей пары и они стали прощаться.

– Заходи в гости, Серега, мы будем тебе очень рады. Посмотришь, как мы живем. Зайдешь? Обещай. Посидим, поговорим в спокойной обстановке. Оторви один вечер от своей диссертации и заходи.

– Зайду, мне и самому интересно все своими глазами увидеть. Пока. Принцессе привет!

Предыдущая страница:
Следующая страница: