Глава 7

– Ксюша, хочешь, я тебя искупаю? Спинку помою? – спросил как-то вечером Кирилл после ужина.

– Как покупаешь, – удивилась она, – голую, что ли?

– Ну зачем голую. Можешь бальное платье надеть, валенки, шапку-ушанку. Так ведь удобнее купаться, правда?

– Кирилл, ты опять шутишь?!

– Ну, а что ты глупости спрашиваешь. Как будто я тебя голенькой никогда не видел.

– Когда это ты меня видел?

– Здрасте-пожалуйста! У моей девочки девичья память. Еще в лагере. Да и так много раз. И сейчас почти каждую ночь. Ты знаешь, как спишь? Раскинувшаяся, раскрытая, сорочка задрана чуть ли не до горла. Вот и любуюсь, пока тебя укрываю, поправляю непонятно зачем надетую ночнушку. Что она тебе греет, шею, что ли?

– Какой ужас, – Ксюша смотрела на него со смешанным чувством стыда и удивления.

– Однажды не удержался и погладил эти прелести.

– Боже, и что?

– Ну, что-что. Моя крошка застонала во сне, вся изогнулась и захлопнула свои ножки прямо с моей рукой. Пришлось ей потихоньку выбираться из твоего Эдема.

– Ой, как стыдно.

– Очень стыдно, но это так великолепно, так божественно.

– Какой ты Кирилл, все таки… – Ксюша притворно надула губки.

– Или, думаешь, я твою попочку не гладил, когда ты ко мне под одеяло ныряла? Гладил миллион раз. А она такая прохладная. Все тело теплое, а ягодички холодные, продрогшие, будто они отдельно от тебя пришли, как бедные родственники. Ничего не поделаешь, вынужден их греть своими горячими руками. Они, две голубушки, как раз каждая в мою ладонь помещаются, так уютно ложатся, как будто специально под мои руки подогнаны. Так что, ты почаще приходи ко мне в гости и этих милых родственниц с собой приглашай.

– Кирилл, какие страсти ты рассказал. Я не знала. Я больше не приду.

– Я пошутил. Что ты. Не бери в голову. Ведь все хорошо.

– Кирилл, я умру от стыда.

– Давай, начинай прямо сейчас, а пока пойдем купаться. Умирать, так чистенькой.

Ксюша заартачилась, не зная верить ему или нет.

– Пойдем, крошка, я тебя и так всю изучил. Можешь меня уже не стесняться. Ты все равно моя и каждый кусочек, каждая клеточка твоего тела мне невероятно дороги и тоже всецело мои.

И Кирилл, положа ей руку на плечо, повел в ванную.

"Сбылась еще одна мечта идиота. Я купаю свою девочку, как тогда сестру. Какое это счастье. Я, наверное, больной, раз мне это доставляет такое удовольствие. Нет, просто притягиваю из прошлого то, что мне было так дорого, что когда-то радовало меня и что я потерял, думая, что навсегда. А вот теперь нашел, вернее, воскресил. Странная вещь человеческая психика – бесконечное поле для изучения."

Предыдущая страница:
Следующая страница: