Глава 9

Возвращение Кирилла домой после работы всегда знаменовалось счастливой Ксюшиной улыбкой, с которой та неизменно выбегала встречать мужчину к входной двери, кидаясь ему на шею. И его встречным, ответным поцелуем.

Но сегодня сквозь ритуал вечернего прихода просвечивала гримаса капризности. Ксюша выглядела чуточку обиженной, чуточку расстроенной, чуточку надутой. И в дальнейшем, маленькие такие капризунчики проскакивали во всех ее действиях.

За ужином цеплялась к мелочам: то недосолено, то горячее, то холодное. Вставая из-за стола, недовольно пробурчала:

– Мне надоело мыть посуду. Почему всё я да я, а ты никогда не моешь.

– Ты сама вызываешься, – примирительно ответил Кирилл. – Ну хорошо, я помою, никаких проблем.

– Мне еще физику учить, я тогда пойду? – сразу преобразившись, повеселев, добродушно ответила она и упорхнула с кухни.

Но через пять минут – Кирилл еще допивал чай с пряником, досматривая по телевизору второй тайм футбольного матча – до него долетел новый всплеск раздражения.

– Я не хочу делать уроки, – услышал он возмущенно-плаксивый голос из ее комнаты. – Я не буду учить эту дурацкую физику.

Кирилл возник на пороге детской. Девочка сидела в свете настольной лампы, скривив капризную гримасу, отпихивая от себя учебник. Тот полетел на пол, раскрывшись веером и замер на "Законе Ома для участка электрической цепи."

– Что случилось, Ксюша? – Кирилл недоуменно уставился на нее. Он не узнавал свою милую, нежную, покладистую голубку. Внезапная вспышка раздражения "из ничего" поразила, как гром среди ясного неба.

– Ты футбол смотришь, а я должна физику учить.

– А ты хочешь поменяться местами?

– Я в этом электричестве ничего не понимаю. Я тупая, до меня не доходит, – чуть не плача, кричала она.

– Подожди с ярлыками, Ксюша. Давай разберемся.

Он взял ее за руку, вывел из-за стола, и усевшись на кровать, покровительственно обнял за плечи.

– Ну-ка говори, что случилось?

– Я не понимаю эту физику, всякие там проводники и диэлектрики.

– Физика здесь не при чем. Я тебя спрашиваю, что случилось?

– У меня грудь болит, а я должна физику учить, – Ксюша захныкала и демонстративно скорчила физиономию, выражавшую состояние боли.

– Не пугай меня, Ксюша. Как болит?

– Ну не знаю, болит и все.

– Расскажи как – колит, режет, печет?

– Нет, распирает. Разбухла и если притронуться к чему-нибудь, то болит.

– Ну хорошо, давай я посмотрю. Скажи, где именно. Расстегни халат.

Ксюша послушно обнажила две белые грудки. Кирилл осторожно ощупал пальцами вокруг соска, проверив сантиметр за сантиметром сначала левую, потом правую, при этом  внимательно наблюдая за выражением ее лица. Ксюша даже глаза закрыла от удовольствия. "Может притворяется?"

– Когда я так прикасаюсь – болит?

– Да нет, не болит. А если я нечаянно обо что-то надавлю, то болит.

– Странно, все нормально, грудь мягкая, никаких затвердений, никаких шишек. Ксюша, а ты не придумываешь?

– Нет, не придумываю, говорю же тебе, болит.

И тут его осенило.

– Малышка, а когда у тебя менструация?

Она стыдливо покосилась на него, вспыхнув от смущения.

– Кирилл, зачем тебе?

– Когда? – настойчиво повторил он вопрос.

– Ну, завтра или послезавтра.

– А-а, теперь понятно.

– Что тебе понятно? – заинтересовалась Ксюша, надувая обиженно губки.

– С тобой все понятно, и с физикой тоже. Ладно, не надо сегодня ничего учить. В субботу вместе позанимаемся, я тебе помогу и все объясню. Пошли со мной футбол смотреть. Досмотрим второй тайм и пройдемся по улице, погуляем. Выведу мою капризулю на свежий воздух.

* * *

Уже гуляя по улице, Кирилл, проходя мимо аптеки, заботливо спросил:

– Ксюша, а у тебя тампоны есть? Может купим?

– Кирилл, какой ты смешной. Не тампоны, а гигиенические прокладки. Девочкам тампоны нежелательны.

– Ах да, прошу прощения, конечно, конечно, как это я, не подумавши, ляпнул.

– Кирилл, хочешь я тебе одну тайну открою?

– Ну, открой.

– Я в лагере пыталась тампоны попробовать, мне девочки давали. Но у меня ничего не получилось. Так больно было и я испугалась. А прокладки у меня есть, не волнуйся.

Кирилл усмехнулся ее наивным рассуждениям: "Размер тампона причинил ей боль, кто бы мог подумать?!" Его внезапно пронзила мысль: какие выводы могла в связи с этим сделать ее детская головушка.

Предыдущая страница:
Следующая страница: