Глава 14

– Значит так, архаровцы, сегодня последний день пребывания в горах. Советую всем накататься на лыжах, на санках, сноубордах, пятых точках, ну и так далее. Чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые на турбазе дни. Чтобы воспоминаний хватило до следующего раза. Домой увозим только радостные впечатления и хорошее настроение, все плохое оставляем здесь. Итак, план мероприятий на сегодня: после завтрака тусовка на свежем воздухе и горном спуске; после обеда свободное время: сауна, бильярд, теннис, книги, карты, шахматы (это я перечислил, все что вспомнил); после ужина – прощальная дискотека; после отбоя – сладкий сон перед дальней дорогой.. Ну что, идет такой расклад.

– Да, идет. Мы согласны. А во сколько отбой? А когда завтра выезжаем? А я пятую точку дома забыл, мне кататься не на чем. А можно шахматы на пиво заменить? – загалдели с разных сторон подростки.

– Все вопросы в письменном виде на стол Натальи Павловны в кабинете физики по приезду будете складывать. А сейчас быстренько дожевывайте и вперед.

На спуске Кирилл, поправляя Ксюше шарф, обмотанный кое-как поверх куртки, сказал:

– Ну что, котенок, давай-ка ты с ребятами потуси, а я с Натальей Павловной покатаюсь на лыжах на соседнем склоне. А то я все с тобой на санках да на санках, уже уезжать, а я так и не покатался толком. Я смотрю, Дима горит желанием с тобой съехать с горки. Уже который день берет напрокат санки. Ну что, отпускаешь меня, а сама к ребятам?

– А что можно?

– Здрасте! Когда это я тебе запрещал с одноклассниками общаться?

– И с Димой можно? А ты меня ревновать будешь?

– Ну конечно буду, только завтра, а сегодня – последний день, давай уж накатаемся от души. Ну беги, ребята ждут.

Кирилл постоял еще несколько минут наблюдая, как Ксюша вплелась в снежную баталию, как сразу получила от Димы порцию снега за шиворот, две расстрельные снежки по мягкому месту и еще одну, контрольную, в голову и пошел на базу за лыжным снаряжением.

Навстречу выходила Наталья Павловна. Кирилл поймал ее руку, накрывая сверху и снизу своими ладонями:

– Наташа, сегодня проведу весь день с тобой, – потом понизил голос до шепота и добавил, – и ночь тоже, если ты не против.

– А Ксения?

– А она пусть вон с ребятами повозиться, с одноклассниками, ей же интересно: снежки, санки, догонялки. А мне с тобой хочется.

– Спасибо, Кирилл.

– Пойдем на дальний склон на лыжах кататься. Только вдвоем.

Глава 15

Они опять стояли в промозглом тамбуре. С той стороны вагона снова чернела ночь, везущая их обратно из снежного горного рая в унылый промышленный город. Наташа курила, прислонившись спиной к теплой широкой груди Кирилла, а он, скрестив руки у нее под грудью и прижавшись подбородком к шелковистым волосам на макушке, поверх ее головы всматривался в пробегавшую за окнами тьму.

– Спасибо тебе, Кирилл. Если бы не ты, я бы с ними не справилась. А так поездку вполне можно считать успешной. Все живы, здоровы, хорошо отдохнули.

– Слава богу, я доволен, что оказался тебе полезен. Мне тоже очень понравилось.

– Кирилл, ты ко мне в городе придешь?

– Не знаю, Наташа, ничего обещать не могу.

– Понятно. Боевая подруга. Война кончилась и боевая подруга больше не нужна, – протяжно растягивая слова, в раздумье сказала она тихо, выпуская дым в потолок.

– Наташа, ну ты подумай, зачем я тебе в городе? Ты молодая, красивая. Тебе замуж нужно. А я всего лишь временный партнер. К тому же с ребенком, которого я ни за что не брошу, никуда не дену, никогда ни на кого не променяю. Ну вот к чему тебе такой? Знаешь, больше того скажу: я женщин стараюсь к себе не приближать всерьез и надолго. У меня карма плохая. Я их закручиваю в водоворот своей лихой судьбы и невольно становлюсь причиной их страданий. А мне этого не хочется. Поверь, честное слово, не хочется. Зачем другим мимоходом жизнь ломать. Вот так.

Постояли молча, думая, каждый о своем.

"Чтобы он там не говорил, а все равно его руки, его объятия, его тело – это какое-то волшебство, сказка, сладостный сон. Совершенно не хочется просыпаться. Вот так всю жизнь бы тонула и крутилась в водовороте и его лихой судьбы и его плохой кармы."

– А Ксения? Ей ты не боишься жизнь сломать?

– Очень боюсь. Ты бы знала на какие сделки я иду со своей злодейкой-судьбой и совестью, и кармой, и богом, и чертом. Каких усилий и мучений мне это стоит.

Кирилл нагнулся и, отодвинув прядь волос, поцеловал женщину в ухо и не отрывая своих губ от бледно-розовой этой раковины, зашептал:

– Натали, а давай я тебя со своим другом познакомлю. Отличный парень, холостяк. Перспективный. Серега Коршунов. Учились вместе, теперь работаем в университете, давно дружим. Он сейчас несколько затурканный – защита кандидатской на носу – ну, не вечно ж ей быть. Защитится, куда денется.

– Хочешь избавиться от меня?

– Нет, хочу устроить твою судьбу. Взваливаю на себя ответственность за других людей, которых ненароком к себе приблизил, а теперь, вот, не могу бросить на произвол. Ты мне не безразлична, Серега, кстати, тоже. Буду рад, если у вас что-то получиться и вы найдете свое счастье.

– Поцелуй меня, прежде чем своим друзьям сплавлять.

Кирилл исполнил ее просьбу, изящно вплетая в прикосновения своих сильных уверенных губ темноту за окнами и стук вагонных колес…

Предыдущая страница: