Глава 7

На следующий день народ дрых долго. К завтраку явились лишь пару человек, ранних пташек, да еще группа туристов, готовившихся уходить в длительный поход с ночевкой.

Но к обеду стали собираться уже окончательно проснувшиеся, проголодавшиеся, готовые к новым подвигам подростки. Наступил не только новый день, но и новый год, покатился новый отсчет времени. Все собирались в столовой, делились впечатлениями о вчерашней ночи, шушукались, переговаривались, обсуждали и спорили, смеялись, строили планы на будущее.

Последней явилась Наталья Павловна, накрашенная, по-новому причесанная, одетая в нарядную шерстяную кофточку и модные джинсы. Она широко улыбалась и прямо-таки вся светилась изнутри каким-то новым ореолом жизнерадостности. Все притихли и разом уставились на нее.

– Наталья Павловна, что с Вами случилось? Вы сегодня такая веселая.

– Вы какая-то новая в Новом году.

– Вам эта кофточка очень идет.

– Вы такая красивая.

Зашумело сразу несколько голосов с разных сторон залы.

– Так ведь вы вчера себя хорошо вели на празднике, не напились, не подрались. Я вами довольна, – звонким, бодрым голосом отозвалась учительница.

– А мы всегда будем себя хорошо вести, чтобы вы на нас не злились, – сказала отличница Вера.

– И не орали, – добавил троечник Саша.

– И не ругали, и оценки хорошие ставили, и родителей не вызывали, – друг перед другом выкрикивали ребята.

– Договорились, ловлю вас на слове, –  сказала она и озарившая ее лицо улыбка расцвела веером лучиков в уголках глаз, а на Кирилла украдкой метнулся беглый, счастливый взгляд. Он перехватил его, понимающе усмехнулся и отвел глаза в сторону…

* * *

В столовой Наталья Павловна, глядя как резво уплетают подростки, вспомнила Лену. Интересно, не голодная ли она там? Ее порцию ребята, особенно мальчики, с удовольствием разделили между собой.

– Как там наша Леночка? Довольна ли она, не тяжело ли ей, не голодная ли? – озвучила она свои мысли вслух.

Красавица Вика, кокетливо закатив глазки к потолку, закручивая при этом на щеке полумесяцем локон, промолвила слащаво-завистливым голоском:

– Да не волнуйтесь Вы так, Наталья Павловна, изнасиловали ее давным-давно. Для того и брали.

Все дружно захихикали.

– Типун тебе на язык, Вика, добренькая ты девочка, – отшутилась учительница, но на душе после таких слов стало все-таки неспокойно и она пожалела, что так опрометчиво поддалась на уговоры и отпустила Лену в поход.

Предыдущая страница:
Следующая страница: