Глава 9

– Кирилл, а давай кровати сдвинем, – предложила однажды Ксюша, едва разлепив глаза и мечтательно глядя в окно на открывавшийся чудесный вид снежного хвойного леса на дальнем склоне.

– Это еще зачем? – Кирилл уже умылся, оделся и успел заправить свою постель. – Не надо. И так хорошо. Сейчас начнем здесь перестановкой мебели заниматься. Может, еще ремонт в номере сделаем?

– А Лера с Мишей сдвинули, – все так же мечтательно глядя в окно, произнесла Ксюша.

– Я вообще жалею, что пошел у них на поводу и разрешил этой парочке поселиться в одной комнате. Не надо было. Воспользовались давним знакомством.

– Они теперь рядом спят, обнявшись, – все еще витала в фантазиях девочка.

– Ксюша, если Лерина мама об этом узнает, она не обрадуется.

– Не узнает, ты же не скажешь.

– Я не скажу, только дуры вы, девки. Скачете в омут с головой, как козы с обрыва.

– Почему с обрыва?

– Классику надо читать, двоечница. Одноименный роман Гончарова, будешь тогда знать почему.

– А мы Гончарова еще не проходили.

– А как кровати сдвигать проходили? Вот ты возьми и прочитай на досуге, тебе понравиться.

– Прочитаю, когда вернемся.

– Вставай, Ксюша, хватит валяться, на завтрак опоздаем.

* * *

После обеда Кирилл задержался с Натальей Павловной, усевшись в фойе на удивительно мягком, располагающем к задушевной беседе диване, а Ксюша с Лерой отправились наверх в комнату. Когда он появился на пороге, девчонки сидели на кровати, причем глаза у Леры были розовыми, припухшими и влажно блестели от слез. Ксюша положила ей руку на плечо, явно успокаивая и растерянно посмотрела на вошедшего Кирилла.

– В чем дело? – Кирилл подошел, глядя на них сверху вниз.

Обе нерешительно подняли на него глаза.

– В чем дело? Что случилось? – повторил он вопрос.

– Лера боится, что… – начала было Ксюша.

– Ксюша, молчи! – резко оборвала подругу Лера и потупилась.

– Хорошо…, – Ксюша тут же осеклась на полуслове.

– И что, молчание тебя спасет? – назидательно сказал Кирилл, присаживаясь перед Лерой на корточки, – Проблему надо решать, Лерочка, а не замалчивать. Рассказывай, что случилось?

– Лера, расскажи. Кирилл поможет, он все знает, он опытный.

Лера отрицательно покачала головой, закусив нижнюю губу, но при этом исподлобья  покосилась на Ксюшу, доверяя ей сообщить свою тайну. Ксюша кинула на подругу еще один, контрольный, взгляд, уточняя, действительно ли та разрешает все рассказать, не будет ли потом обижаться. И получив немое согласие, тихо вымолвила:

– Кирилл, Лера боится забеременеть.

Кирилл глубоко вздохнул:

– Понятно… – на мгновение задумался, как правильно продолжить разговор, – ну, а что Миша себе думает?

Лера молча пожала плечами.

– А вы предохраняетесь? Он что, презервативами не пользуется?

– У нас нету, – смущенно прошептала Лера.

– О, господи.

Кирилл подошел к шкафу, достал из дорожной сумки пачку и протянул Лере.

– На, держи. Нельзя так беспечно.

Потом спохватился, передумал и добавил, убирая коробок в карман:

– Хотя нет, я сам с Мишей поговорю.

Ксюша увидела в его руке презервативы и ее глаза полезли на лоб от удивления и подозрения.

– Кирилл, а тебе зачем?

– Да вот для таких случаев. А ты думала зачем? – выкрутился он, идя в наступление, по опыту зная, что это лучшая защита. – Мне ваша беспечность еще по лагерю знакома. Дурные вы, девки, страшное дело. Оно вам надо в 14 лет? Ищите приключений на свою…э-э… голову. Все равно ведь не получаете никакого удовольствия. Ради чего здоровьем рисковать?

– Лере уже 15, она на год позже меня в школу пошла.

– Если б ей было 25, вот тогда б я понял.

– Кирилл Андреевич, меня Ксюша напугала, сказала, что можно сразу забеременеть, – всхлипывая, прошептала Лера, закрывая лицо руками.

– Лера, ну что ты ее слушаешь, сама не знаешь, что ли? А ты, Ксюха, не подливай масла в огонь. Тоже мне, знаток, нашлась утешительница! Девчонки, что мне с вами делать? Вот еще две горе-любовницы…

– Кирилл, а с одного раза можно забеременеть? – не унималась Ксюша.

– Да я так понимаю, что не один раз уже был? – сказал Кирилл, снова присаживаясь перед Лерой на корточки, взял ее руки в свои, отводя их от заплаканного лица и заглядывая в глаза.

Лера грустно закивала головой.

– А когда у тебя последние месячные были?

Лера покраснела, опустила голову и молчала.

– Лер, скажи, не стесняйся, что здесь такого? – Ксюша опять нежно обняла подругу.

– Недавно совсем, в поезде закончились.

– Ну тогда не волнуйся, не должно ничего случиться. Только в дальнейшем будьте осторожнее. А лучше и вовсе пока не давай. Перебьется твой Миша. Хорошего понемножку. Сейчас опасные дни приближаются. Разумнее было бы поберечься. Это ж твое здоровье и твоя жизнь.

Кирилл держал ее руки в своих ладонях и по мелкой, дробной их вибрации ощущал все чувства, вихрем окутавшие в этот момент Леру.

– Как же, попробуй не дай, вы, мужики, и мертвого убалтаете… – вмешалась Ксюша.

– Ба! Откуда у нас такие глубокие познания, Ксения? – ухмыльнулся Кирилл.

Ксюша притворно смутилась, с хитрецой притворно опустила глаза и закусила губу, но ничего не ответила.

– Ну, ладно, ладно, девочка, не переживай так. Ты, если боишься у родителей спросить, ко мне обращайся, и не затягивай, договорились? С такими вещами не стоит мешкать и ждать, что само рассосется. Тебя, Ксюша, это тоже касается.

– А я то что, – удивилась Ксюша.

– Это я тебе на будущее говорю.

– А мне, Кирилл, кроме тебя и обращаться не к кому.

– Ну вот и ладно.

Кирилл сел рядом, обнял Леру за плечи, та склонила к нему голову и зашлась новой серией всхлипываний.

– А сейчас-то что делать? – приставала Ксюша, сидя с другой стороны от Леры и выглядывая поверх ее головы.

– А сейчас жить дальше и думать, прежде чем что-то делать. Все будет хорошо, Лерочка, не волнуйся, все будет хорошо, – Кирилл гладил ее по голове, по спине. – Ничего страшного пока не произошло. А то ты так себя накрутишь, что весь отдых испортишь. С Мишей я сам поговорю.

Ксюша посмотрела на подругу выразительно, взглядом подтверждая, что вот он какой, с ним не страшно, она же говорила, что Кирилл все знает, если он сказал, что все будет хорошо, то так оно и будет.

Предыдущая страница:
Следующая страница: