Глава 19

– Где ты была Ксюша? Уже одиннадцать. Я места себе не нахожу. Думаешь, если лето, каникулы, то можно до утра не приходить? Ты с каждым разом являешься все позже и позже.

– Мы гуляли. С Антоном и его друзьями.

– Я тебе запрещу с ним видеться. Почему ты отключила телефон?

– Я не отключала, он сел.

– Но ты могла сама позвонить, я же волнуюсь.

– Ты прямо как отец, Кирилл. Скажи еще, чтобы я в 7 часов была дома.

Кирилл осекся. Он помнил, как когда-то осуждал ее отца за такие строгие правила, которые тот предъявлял к своей дочери, а теперь, выходит, сам поступает также. Но сейчас он начинал его понимать и разделял его требования и уже не находил в них ничего предосудительного. Ему, в отличие от отца, и вовсе хотелось запереть ее, посадить на цепь и держать возле себя, ни на шаг не отпуская. Конечно, он осознавал абсурдность своих желаний, однако нутром чувствовал приближающуюся угрозу и не знал, как предотвратить несчастье.

– Ксюша, как ты разговариваешь со мной? Что с тобой случилось?

Она не отвечала, разуваясь и, казалось, даже не слышит его.

– Ладно, проходи. Ужинать будешь?

– Я спать хочу.

И Ксюша прямиком направилась в ванную, а еще через пятнадцать минут она уже крепко спала у себя в постели.

Когда Кирилл по привычке пришел поправить одеяло, потушить свет, он не узнал теперь ее детского, такого беззаботного сна, которым когда-то любовался, который так умилял его раньше. Она спала нервно, как-то напряженно, лежа на боку лицом к стене, будто отвернувшись от всего мира, не желая его видеть. Иногда судорожно спохватывалась во сне и вздрагивала, словно от преследовавшего кошмара.

Взять ее на руки и перенести к себе Кирилл больше не смел, после того, как однажды она разрыдалась, зашлась настоящей истерикой, а затем вырвавшись, убежала к себе и еще долго тишину квартиры оглашали ее импульсивные всхлипывания.

Стоя теперь над ее постелью, Кирилл отчетливо видел, как она удаляется от него все дальше и дальше. Кусал локти и ломал голову, думая, как вернуть обратно свое сокровище. Жалел, что заранее не созвонился с начальником лагеря. Все-таки стоило поехать и поработать еще и это лето. Директриса бы ему не отказала. И Ксюшу взять с собой, пусть бы девочка побыла все лето на море. Теперь поздно, штат набран, укомплектован. Июнь заканчивается и первый заезд подходит к концу.

Серега сбил с толку, сказав, что этим летом не поедет. Не хотел оставлять на все лето свою любимую женщину, Наталью Павловну, и готовился к свадьбе этой осенью.

"Нет, Серега не при чем. У него своя голова на плечах, у меня своя. А я хочу переложить с больной головы на здоровую. Нет, сам виноват. Пошел на поводу у девчонки. Нужно было хватать за шкирку и тащить ее в лагерь, подальше от этого Антона. И запретить им видеться. Ну, поплакала бы две недели и забыла, подумаешь. А я либеральничал, в демократию играл. Хотя что бы это дало? Ну не Антон, так нашелся бы какой-нибудь Роман. О, Боже!" – Кирилл тихо застонал, прикрывая глаза рукой.

Предыдущая страница:
Следующая страница: