Глава 27

Когда Кирилл вернулся в палату, Ксюша не спала. Она лежала с открытыми глазами и смотрела в потолок, как будто искала там ответы на мучившие ее, не дававшие покоя, терзавшие и душившие совесть вопросы.

– Кирилл, я подлая, я плохая, я развратная. Я тебя предала.

– Девочка, родная моя, не будем об этом. Все уже позади и теперь это неважно.

– Нет, я должна тебе сказать, мне нужно, мне хочется об этом поговорить, чтобы снять с себя тяжелый груз, избавиться от него, понимаешь? – выкрикнула она в сердцах, чуть не плача, – он меня давит.

– Ну давай поговорим. Только ты не волнуйся. Что ты хочешь выяснить?

– Ты простил меня? Ведь я тебя предала, Кирилл. Я теперь не та, что была раньше, я другая.

– Я тебя любую люблю.

– Но ты же говорил, что если я потеряю девственность, ты мне ноги повыдергиваешь.

– Да я шутил, глупенькая, ну так просто нес всякую околесицу, в воспитательных целях.

– Ты же говорил, что я стану тебе не нужна.

– Я ошибался. Я только сейчас понял, как я ошибался тогда. Ты нужна мне всякая, как есть. Прости меня. Я хочу чтобы ты была рядом всю жизнь.

– Я тоже.

– А Антон?

– Кирилл, знаешь, я теперь поняла. Он нарочно это сделал.

– Как нарочно? Зачем?

– Хотел отомстить тебе.

– Мне?! За что? Я ему ничего плохого не делал. Я его едва знал.

– За мать.

– О, боже! Отомстил. Еще как отомстил.

– Ты прости меня, Кирилл. Я люблю тебя и хочу быть с тобой, только с тобой. Как я могла не знать этого раньше? Ты так берёг меня, Кирилл.

– И ты к этому привыкла, паршивка ты этакая, – задумчиво и печально сказал Кирилл. – А он не стал беречь…

– Не стал, – согласилась Ксюша.

– Ты же самое дорогое, малышка, что у меня есть, вот и берёг. Так, как я люблю, больше тебя никто любить не будет.

– Он тоже говорил, что любит, – тихо бормотала Ксюша.

– Значит у нас с ним разные понятия о любви к тебе.

– Кирилл, он гадкий, подлый, я ненавижу его. Не вспоминай о нем. Я не хочу больше о нем слышать и видеть его больше не хочу и знать. Никогда не говори и не напоминай мне о нем, ладно?

– Ладно. Забыли. Перевернули страницу и будем жить дальше. Успокойся, моя хорошая.

Ксюша попыталась отвернуть лицо, чтобы он не видел, как она плачет.

– Ну всё, всё. Выяснили и хватит. Ты у меня еще совсем слабенькая. Скоро тебе врачи разрешат поесть и я покормлю тебя. Мне так хочется покормить тебя с ложечки, как маленькую, какою ты, впрочем, и являешься и будешь оставаться для меня всегда.

Предыдущая страница:
Следующая страница: