Глава 6

Утром он проснулся первый и наскоро умывшись, отправился на кухню готовить завтрак. Хоть мужчина и не сомневался, что ему-то с его опытом, находчивым умом и подвешенным языком, удастся с легкостью убедить девочку, но предстоящий разговор все равно напрягал его. Кирилл знал, что избежать объяснений не удастся и продумывал варианты убедительных аргументов.

Ксюша вышла хмурая, надутая, на Кирилла не глядела, всем своим видом подчеркивая вселенскую обиду.

– Ксюшечка, садись завтракать. Пока ты спала, я уже все приготовил и салат нарезал и чай заварил.

Ксюша молча села на свое место. Вяло ковырялась в тарелке. Кирилл видел, что ее беспокоит множество самых разнообразных мыслей и чувств, для которых она не могла придумать достойного выхода и подобрать подходящих слов. Видел, что ей очень хочется что-то спросить у него, что-то сказать, излить застрявшую внутри ревность, получить утешение и подтверждение его прежней любви к себе. Все это рвалось наружу, а она загоняла его назад, не зная как правильно начать разговор.

– Ксюша, давай сначала позавтракаем, а уж после поговорим с тобой. Хорошо?

– Ладно, – буркнула Ксюша, все еще дуясь.

После завтрака он взял ее за руку и, увлекая в гостиную, усадил рядом с собой на диване.

– Ну говори, что ты хотела мне сказать? Проблему не стоит замалчивать и загонять внутрь. А то она будет там разрастаться и гнить и отравлять организм. Ее надо вытащить и удалить, как опухоль.

– Кирилл, я так люблю тебя, а ты изменяешь мне с другими женщинами, – решительно начала она. – Почему я должна терпеть кучу твоих любовниц?

– Ну, во-первых, никакой кучи любовниц у меня нет, не преувеличивай. У меня есть одна и только одна, огро-о-мных размеров, любовь к одной маленькой девочке. И еще одна, заметь, всего одна, женщина для гигиенических процедур. Всё! Поверь, мне не нужны стада любовниц. На них надо тратить время, силы, душевную энергию и деньги. Мне ничего этого не хочется. Я доволен тем, что у меня есть ТЫ и ВСЁ ЭТО я могу тратить на тебя.

– А Людмила?

– Ксюша, давай не будем. Я люблю тебя, разве ты это не видишь, не чувствуешь?

– А спишь с другими женщинами?

– Я с тобой тоже сплю.

– Со мной ты просто рядом лежишь, а с ними трахаешься.

– Ксюша, ты грубо выражаешься, воспитанным девочкам не пристало та говорить.

– Как ты делаешь, так я и выражаюсь.

– Ну, л-ладно, проехали. Но и ты меня пойми тоже, крошка. Я мужчина, ты ребенок. Я не хочу испортить тебе жизнь.

– Кирилл, это тяжело выдержать, если любишь человека.

– Согласен, потому что и сам так думаю. Только поделать ничего не могу. Поверь мне. Вот ты просто поверь, что так лучше, так правильнее. Не пытайся ничего понять, анализировать, осмысливать. Я не могу тебе всего объяснить. Но у нас с тобой все будет хорошо, если ты мне просто поверишь и доверишься.

– Я и так тебе всегда верю и доверяю. Но я хочу, чтобы ты был только со мной.

– И я хочу.

– Другие девочки уже близки с мальчиками и ничего.

– У нас с тобой особый случай. Я отвечаю за тебя перед законом и закон накажет меня – меня, понимаешь? – если я его преступлю. А что будет тогда с тобой?

– Кирилл, ну мы же любим друг друга, в этом нет никакого насилия или совращения.

– К сожалению буква закона неумолима. Она не признает чувств и эмоций. Для нее существуют только факты. Настучит какой-нибудь "доброжелатель" и всё! Не отмоешься.

– Семен Арсеньевич поможет отмазаться. Он же влиятельный.

– Да я ему первому обещал, что не буду тебя трогать, пока ты не подрастешь. С какими глазами я приду к нему заступничества просить?

Ксюша задумалась. Кирилл сочинял все новые и новые доводы и убеждения, подключая всю свою фантазию. Но ее обиженный, недоверчивый взгляд сигнализировал ему, что правильнее будет побыстрее съехать с неприятной и травмирующей темы и увести разговор в другую сторону.

– Ох и глупенькая же ты у меня еще. Как тебе объяснить, малышка? Ты пойми, что мужчина по природе своей самец и его задача, предусмотренная – нет, не так я сказал, – возложенная на него эволюцией – это покрыть как можно больше самок, чтобы произвести на свет как можно больше потомства и обеспечить выживаемость его генов. Это природой так заложено у животных и не только у млекопитающих. Разве вы не учили в школе?

– Учили.

– Ну вот видишь. А человек совсем недавно отделился от уровня развития зверей, (недавно по сравнению с историей эволюции всего живого) а в некоторых аспектах ему еще и до животных очень долго пыхтеть и пыхтеть, я хочу сказать, расти и расти.

– Это в чем же, например?

– Например, в гармоничном сожительстве с матушкой-природой. Ни одно живое существо не наносит столько вреда планете, вернее сказать, совсем не наносит никакого ущерба, а человек, (то, что должно звучать гордо!), так загадил Землю, что мама не горюй. И продолжает мусорить везде, куда только способен дотянуться: океаны, джунгли, полярные льды, вот теперь и околоземная орбита. Долетят до Луны или Марса, или до соседней галактики, нагадят и там.

Кирилл сделал паузу и перевел дух.

 – Или между собой, например, как люди живут?  Вот говорят, "человек человеку волк". Кстати, впервые это выражение прозвучало в "Ослиной комедии" римского драматурга Плавка (III век до н.э.) но стало популярным благодаря английскому философу Томасу Гоббсу (17 в. н.э.), который использовал его в своем труде "Левиафан". Так он прокомментировал тезис о "войне всех против всех", то есть о том состоянии, которое было свойственно человеческому сообществу до появления института государства.

– Ой, Кирилл, что-то ты очень сложно изъясняешься, я тебя не понимаю.

– Хорошо, буду попроще. Так вот, это выражение – "человек человеку волк" – в том негативном смысле, в каком оно нынче употребляется, в корне неверно, так как полностью дискредитирует благородное и гордое животное. Ибо волки очень дружелюбно и трепетно относятся к сородичам, заботятся о раненых, о детенышах, о кормящих самках, о слабых своих членах.

Ксюша заслушалась, открыв рот, совершенно упуская с чего начался этот разговор, какой теме посвящен и о причинах, терзавших и мучивших ее буквально несколько минут назад. Кирилл отметил про себя это обстоятельство и решил не сбавлять обороты. Еще немного и она забудет недавнюю обиду и все встанет на свои места.

– Если тебе интересно, расскажу еще об одной крылатой фразе в том же духе.

– Очень интересно, расскажи, Кирилл.

– В 1961 году Коммунистическая партия Советского Союза на XXII съезде – наверное, в пику доисторическим и капиталистическим идеологам – выдвинула свой, советский принцип: "Человек человеку - друг, товарищ и брат". Слышала, такое высказывание?

– Слышала. И что, оно верно?

– Не знаю, думаю тоже перебор, но уже в другую сторону. Я думаю, что самый верный тезис такой: "Папуас папуасу – волк, товарищ и корм".

– Кирилл, ты опять шутишь. С тобой нельзя серьезно поговорить, всегда всё сводишь к шуточкам-прибауточкам, – Ксюша захихикала. – Ты мне совсем зубы заговорил, я забыла, что хотела тебе сказать.

– Ну и ладно.

И Кирилл сгреб Ксюшу в охапку, повалил на диван и стал играючи целовать ее. Она, выражая обиду и недовольство, наказывала его тем, что старалась увернуться. Но он снова и снова отыскивал в разметавшихся волосах ее губы, глаза, кнопочку носа. И после таких проявлений нежности и любви, Ксюша ему все прощала, сама прижимала его голову к своей шее, чтобы он щекотал ее небритым подбородком, от чего у нее по всему телу бежали мурашки и волоски на коже забавно вставали дыбом.  

– А знаешь что, котенок, пошли погуляем, потом посидим в кафешке. Как ты смотришь, а?

– В МакДональдсе? Я хочу в МакДональдсе перекусить.

– Ксюша, ну как ты можешь такую гадость есть? Она же синтетическая.

– А мне нравится. Всем детям, между прочим, МакДональдс нравиться.

– Ах, так ты у меня дитя? Тогда понятно, возражений нет. Это веский аргумент. Идем в МакДональдз. Куплю тебе детский набор " Хэппи Мил" с заводной игрушкой. Собирайся!

Предыдущая страница:
Следующая страница: