Глава 7

Восьмого марта, не смотря на выходной день, Кирилл подорвался ни свет ни заря и потихоньку одевшись, выскользнул из квартиры. У него был план: купить с утра пораньше самые свежие цветы –  он предпочитал тюльпаны как символ весны – и пока его любимые женщины еще спят, успеть поздравить их первым. Таких в его списке было три: мама, Людмила и Ксюша. Всем им он купил по флакону французских духов, долго мучая продавщицу, помогавшую ему с выбором.

Остановился на следующих ароматах: для мамы – краски осени, с горьковатыми древесными нотками, с компонентами дубового мха, травы, цветов, прогретой сосновой рощи; для Людмилы – зной жаркого лета, насыщенного запахом страсти и восточными пряностями, аккордами сандалового дерева; для Ксюши – аромат весны, цветущего сада и ландыша, такого же хрупкого и нежного, как она.

Его поздравления имели логическую последовательность: сначала мама – она самая первая и важная женщина, которая была в его жизни даже тогда, когда его в этой жизни еще не было, а пульсировал лишь крохотный маленький проект, клеточка, мельчайшая частичка живого. И потом, мама самая старшая и самая уважаемая из всех, да к тому же раньше всех просыпается и ее надо успеть поздравить, пока она не встала и не заняла свою обычную вахту у плиты.

Дальше Кирилл решил поздравить Людмилу, как вторую по старшинству свою женщину, тоже стараясь успеть еще до ее пробуждения, а главное, до пробуждения ее сына. Не хотелось бы, чтобы мальчик открыл ему дверь, пока мама в ванной. Существовал и еще один важный аргумент в такой последовательности поздравлений: после Людмилы он мог смело ехать домой, и весь оставшийся день посвятить своему милому ангелочку. К тому же Ксюша была самая младшая и дольше всех спала. Как ни крути, а она по всем параметрам оставалась напоследок.

Мама очень обрадовалась визиту сына, но для нее это было привычно. Он всегда поздравлял ее самым первым, успевая заехать утром с охапкой красно-желтых тюльпанов с усеянными бахромой лепестками на концах: ее любимые цветы – он это хорошо знал.

Людмила открыла дверь и отпрянула от неожиданности, смутившись, что она заспанная и непричесанная. Пригласила его зайти, а сама помчалась в ванную. Кое-как привела себя в порядок и извиняясь, вышла вся раскрасневшаяся, как девочка и от этого еще более привлекательная. Она не ждала, что Кирилл приедет ее сегодня поздравить, не надеялась, что что-то значит в его судьбе.

Он подарил ей букет огромных красных тюльпанов, полногрудых и хрустящих, в которые женщина сразу окунула лицо, вдыхая их запах, а когда подняла его навстречу Кириллу, нос по-детски шкодно окрасился темной пудрой пыльцы. У нее на глазах выступили слезы и она отвернулась, чтобы он их не видел. Но мужчина резко повернул ее обратно, прижал к себе и стал целовать, вытирая слезы губами и поздравляя и шепча нежные слова. Она слегка отстранилась, открыла коробку и вдохнула аромат духов.

– Страстью пахнут, любовным зноем и желанием, – тихо констатировала она, втягивая в себя воздух все глубже.

– Людочка, будь счастлива, всегда, слышишь. Я желаю тебе этого. Со мной или без меня, но будь счастлива.

– Спасибо, Кирилл. Я не ожидала, что ты придешь. Проходи. Будешь завтракать? Может, хоть чаю попьешь?

– Нет, побегу. Я только что маму поздравил. Мне еще Ксюшу надо поздравить, мою маленькую будущую женщину.

– Спасибо, что не забыл меня в этот день.

– Тебя сын, наверное, тоже поздравит? Он еще спит?

– Спит. Думаю, поздравит, но твое внимание мне не менее дорого.

– Пока, радость моя. Еще увидимся. Я помчался.

И он на прощание поцеловав ее, скатился вниз по лестнице, а выбежав на улицу, помахал вверх рукой, посылая воздушный поцелуй, зная, что она обязательно будет стоять у окна и провожать взглядом его машину, пока та не скроется за изгибом улицы.

Предыдущая страница:
Следующая страница: