Глава 8

Когда Кирилл вернулся домой, Ксюша еще мирно спала в своей постели, лежа на боку, по-детски подложив ладошки под щеку. Он сел на кровать и положил рядом с ее лицом букет изящно-тонких, белых тюльпанов с острым навершием каждого лепестка, похожего на маленькое копье или пику.

Он не знал какие тюльпаны любит Ксюша, да и вряд ли она сама понимала такие тонкости, поэтому решил, что к ее чистоте и юности подойдут такие редкие и нетрадиционные для этих цветов форма и краски. Пощекотал ей нос перышком, вытащив его за острый кончик, торчавший из подушки, и Ксюша сморщившись, тут же чихнула, а потом сразу открыла глаза и уперлась взглядом в букет. Долго лежала и соображала сниться ей это или она уже проснулась, затем подняла взгляд и встретилась глазами с Кириллом.

– Ксюша, поздравляю тебя с праздником, моя маленькая женщина!

– Кирилл?! Ой, какие красивые цветы.

Ксюша села на кровати, двумя руками, как младенца под мышки, взяла букет и точно так же как Людмила, уткнулась в него носом. И нос сразу усеялся гроздями черных веснушек, а ее личико напомнило Кириллу озорную девчонку Пеппи – длинный чулок.

– Это тоже тебе.

– А что это? Французские духи? Вот это да! Ой, как пахнут нежно! Можно я сразу надушусь?

– Ты хоть умойся сначала.

И пока Ксюша была в ванной, Кирилл суетился с завтраком. Сегодня он решил освободить ее от кухни, готовки, мытья посуды. Днем пройдутся весенними улицами, полюбуются просыпающейся природой, вечером Кирилл рассчитывал поужинать в ресторане. Но раздался звонок домашнего телефона, прорезавшего тишину квадратных метров долгими доисторическими гудками, что в век мобильников стало большой редкостью и его планам не суждено было сбыться.

– Привет, Кирилл. Это Семен Арсеньевич.

– Я узнал. Здравствуйте.

– Где там моя Крошечка-Хаврошечка? Далеко? Хотел ее поздравить.

– В ванной, она только что встала.

– А, ну тогда я пока с тобой поговорю. Кирилл, как ты смотришь на то, чтобы сегодня у меня посидеть, отпраздновать Женский день? Я за Ксюшей соскучился.

Хотел вас на Новый год к себе на дачу пригласить, так вы в бега подались, вас дома не застать. А потом я сам закрутился, после новогодних праздников работы много накопилось.

– Мы в Карпаты ездили, чудесно отдохнули. Ксюша Вам сама расскажет, если захотите.

– Ну так что, как насчет сегодняшнего праздника у меня на даче? Я со своей женщиной буду – не хочется никаких шумных гулянок и корпоративов, надоело, да и возраст уже не тот. И вы с Ксюшей. Давно я кнопку не видел. Выросла, небось?

– Да, выросла на два сантиметра, но не поправилась совсем, худенькая.

– Ничего, успеет еще. Ну, так как мое предложение? Не тороплю, подумайте, посоветуйтесь. Если вам со стариками интересно… Хотя Полина у меня не старая. Я вас познакомлю, славная женщина. Посидим, шашлычок, в сауне попаримся, в бильярд поиграем. Саши не будет, можешь за это не переживать. Он сейчас далеко.

– Я подумаю, Семен Арсеньевич. Ваше предложение так неожиданно. Спрошу у Ксюши, что она скажет, и Вам перезвоню.

– Договорились. До свиданья, Кирилл. Кнопке привет.

* * *

Поездка по дороге, ведущей к дачному поселку, сопровождалась унылым пейзажем за окнами. На полях еще кое-где лежал снег, посеревший и сморщившийся от старости, зато озимые радовали взор мохнатой зеленью ковра с проеденными словно молью черными редкими проплешинами.

Подкатили к дачному поселку, дома которого хвастались друг перед другом выставляемой напоказ роскошью и убранством. Плавно разъехались створки автоматических ворот, заглатывая в свои недра серебристо-серый седан Кирилла. На крыльце уже стоял Семен Арсеньевич, наскоро накинув на плечи пальто и приветственно помахивая рукой, как вождь с трибуны мавзолея.

Ксюша, выскочив из машины, бросилась к нему на шею, сама не ожидая от себя такого прилива чувств. Повисла, поцеловала в щеку.

– Здравствуйте, Семен Арсеньевич.

– Здравствуй, моя прелесть, здравствуй. С праздником тебя, дочка. Как ты?

– Хорошо. Очень хорошо.

– Ну, пойдемте в дом. А то холодно. Хоть и весна, а на улице зябко.

Предыдущая страница:
Следующая страница: