Глава 9

– Вот, познакомьтесь, это Полина, моя подруга…

На пороге просторной залы, куда они проследовали, раздевшись в передней, появилась женщина, при взгляде на которую у Кирилла чуть не подкосились ноги. Он даже отступил назад, чтобы оказаться вне поля зрения Семена Арсеньевича, сразу проследовавшего в глубь комнаты на правах хозяина дома и Ксюши, которую легонько подтолкнул джентльменским жестом вперед, оставляя для себя несколько мгновений, чтобы собраться с мыслями и справиться с охватившим его волнением.

Это была Полина, та самая, с которой он встречался больше полугода до того, как уехать на все лето в лагерь, Полина, которой он звонил из лагеря все реже и реже с каждым днем, постепенно отдаляясь, спуская надоевшие ему отношения "на тормозах", а после появления Ксюши и вовсе перестав отвечать на ее звонки и СМС-ки. Вернувшись же, решительно и бесповоротно разорвал с ней прежнюю связь. Во всяком случае это было честно. Он разлюбил ее и не хотел вести двойную игру. Для постельной женщины она не годилась, так как имела на него дальние виды, цепкие коготки и предъявляла слишком много претензий и требований.

Полина стояла теперь какая-то новая, чуть поправившаяся, но от этого еще более яркая и женственная и смотрела на Кирилла с немым вопросом в глазах: "Какие роли будим играть, Кирилл? Знакомы мы с тобой или впервые видим друг друга?"

– Здравствуйте, очень приятно познакомиться, меня зовут Кирилл, – невозмутимо прозвучал ответ с легким поклоном, сразу расставивший все точки над "i". – Это Ксюша.

– Полина. Очень приятно, – и ее мягкая кисть многозначительно сжала его протянутую для приветствия руку, которую Кирилл наклонился и поцеловал. Наигранность рукопожатия осталась незамеченной другими участниками этой театрально разыгранной сцены.

Семен Арсеньевич появился из соседней комнаты с изящной коробочкой в одной руке и огромным букетом в другой.

– Поздравляю тебя, кнопка, с женским днем 8 Марта! Держи. Пусть твои желания всегда сбываются, а мой подарок тебе в этом поможет.

– А что это? – Ксюша с любопытством открыла футляр. Внутри на черном бархате лежала золотая, изящного плетения цепочка с кулончиком в виде золотой рыбки и маленьким бриллиантиком вместо глаза. – Как красиво. Спасибо, Семен Арсеньевич. Это Золотая Рыбка?

– Да. Будет исполнять твои желания, если ты попросишь.

– Хорошо бы такую рыбку иметь.

– У тебя теперь есть, ты только не переусердствуй, а то получишь разбитое корыто.

Ксюша засмеялась, еще раз поблагодарила Семена Арсеньевича и поцеловала его в щеку.

* * *

– Давай, Кирилл, пока наши девочки над сервировкой колдуют, мы с тобой шашлык пожарим, а заодно и по-мужски поговорим.

Они вышли на задний двор, где для этих целей была оборудована крытая площадка с камином, мангалом, шезлонгами и громоздким деревянным столом по центру. Летом чудесное место для отдыха. Кирилл оглянулся по сторонам, любуясь пейзажем.

– По-мужски? Это звучит угрожающе.

– Я совсем не то имел ввиду. Просто хотел расспросить тебя, как вы живете? Тяжело тебе с ней?

– Да нет, Семен Арсеньевич. Такая тяжесть только в радость. Я мечтал заботиться о ней единолично, вот и получил желаемое. Грех жаловаться.

– Как у нее в школе дела? Хорошо учится?

– Да, нормально. Не отличница, но без троек и слава богу. Хотя всякое бывает. Например, очень любит вместо уроков кулинарией заниматься. Естественно за не выученные предметы на следующий день двойки получает. Меня в школу вызывают. Они меня очень любят в школу вызывать. По всякому поводу и без. Особенно молодые и незамужние учительницы. И под микроскопом рассматривают. Их не столько успеваемость моей девочки интересует, сколько наши с ней интимные отношения. Но это мелочи. Сначала меня это бесило и шокировало, потом привык и перестал внимание обращать. Вот так и живем. Вы у Ксюши спросите, как ей со мной живется.

– Спрошу, обязательно спрошу. Только я и так вижу, что она от тебя без ума. Счастливая вся такая. Аж светиться. Сильно изменилась с тех пор, как я ее последний раз видел. Повзрослела и похорошела, и расцвела, как майская роза.

– Да, ласковая кошечка. Тяжкое испытание – обнимать, целовать ее и не позволять себе обладать ею. Вы, как мужчина, должны меня понять.

– Так ты что, в самом деле и ни разу не…

– Но я же законопослушный гражданин, вернее, законотрусливый. – отшутился Кирилл, – Пусть подрастет, мне спешить некуда. Ведь ей всего четырнадцать! Да и разные маленькие шалости, не нарушающие ее целомудрия, мы вполне себе можем позволить. Но перед законом я чист.

Кирилл задумался, Семен Арсеньевич внимательно слушал, но при этом не забывая вертеть шампуры, подгребать угли, заливать то тут то там вспыхивающий огонь.

– Да, Кирилл, тебя можно в книгу рекордов Гиннеса заносить. Ты герой.

– Влюбленный дурак. Может быть, просто придумал себе проблему и ношусь теперь с ней. Как Вам кажется, Семен Арсеньевич? Не с кем даже посоветоваться.

– Ну почему же, это похвально, коли так. А сама Ксюша как к этому относится?

– Всячески соблазняет меня, так из трусиков и выпрыгивает, не удержать.

– Ну и не переживай. Ничего страшного не случится, если в меру, без излишеств, без извращений, ну…, чтобы ее не травмировать. Влюбленные не могут без близости обходится, это естественные вещи, иначе уже патология. Твоя проблема надуманная, Кирилл.

– Спасибо Вам за поддержку. Наверное, Вы правы и я действительно болен. Да я сам знаю, что болен этой девочкой, хронически и неизлечимо.

Откуда-то из глубин огромного загородного дома долетел шелестящий голосок Полины:

– Мальчики, мы вас ждем. Уже все готово. Пожалуйте к столу.

Предыдущая страница:
Следующая страница: